b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

La belle dame sans merci

Продолжаю выкладывать картинки c известными дамами на полотнах прерафаэлитов. Я уже рассказывала про  Офелию, леди из Шалотт и Леди Годиву, а теперь добралась и до La Belle Dame Sans Merci. Она частенько появляется  на картинах прерафаэлитов. Насколько я понимаю, основой является одноименное стихотворение Китса, очень красивое и печальное. Его можно прочесть под катом, и там же посмотреть иллюстрации.

I
Зачем здесь, рыцарь, бродишь ты
Один, угрюм и бледнолиц?
Осока в озере мертва,
Не слышно птиц.


II
Какой жестокою тоской
Твоя душа потрясена?
Дупло у белки уж полно
И жатва убрана.


III
Бледно, как лилии, чело,
Морщины - след горячих слез.
Согнала скорбь со впалых щек
Цвет блеклых роз.


IV
Я встретил девушку в лугах -
Дитя пленительное фей,
Был гибок стан, воздушен шаг,
Дик блеск очей.


V
Я сплел венок. Я стройный стан
Гирляндами цветов обвил,
И странный взгляд сказал: люблю,
Вздох томен был.


VI
И долго ехали в лугах
Мы с нею на моем коне,
И голос, полный странных чар,
Пел песню-сказку мне.


VII
Понравились ей - дикий мед
И пища скромная моя.
И голос нежный мне сказал -
"Люблю тебя".


VIII
Мы в грот ее вошли. Там я
Ее рыданья услыхал.
И странно дикие глаза
Я целовал.


IX
Там убаюкала затем
Она меня - о, горе мне! -
Последним сном забылся я
В покинутой стране.

Х
Смертельно-бледных королей
И рыцарей увидел я.
"Страшись! La Belle Dame sans Merci
Владычица твоя!"


XI
Угрозы страшные кричал
Хор исступленных голосов.
И вот - проснулся я в стране
Покинутых холмов.


XII
Вот почему скитаюсь я
Один, угрюм и бледнолиц,
Здесь по холмам... Трава мертва.
Не слышно птиц.

****

La Belle Dame Sans Merci

Oh what can ail thee, knight-at-arms,
Alone and palely loitering?
The sedge has withered from the lake,
And no birds sing.

II

Oh what can ail thee, knight-at-arms,
So haggard and so woe-begone?
The squirrel's granary is full,
And the harvest's done.

III

I see a lily on thy brow,
With anguish moist and fever-dew,
And on thy cheeks a fading rose
Fast withereth too.

IV

I met a lady in the meads,
Full beautiful - a faery's child,
Her hair was long, her foot was light,
And her eyes were wild.

V

I made a garland for her head,
And bracelets too, and fragrant zone;
She looked at me as she did love,
And made sweet moan.

VI

I set her on my pacing steed,
And nothing else saw all day long,
For sidelong would she bend, and sing
A faery's song.

VII

She found me roots of relish sweet,
And honey wild, and manna-dew,
And sure in language strange she said -
'I love thee true'.

VIII

She took me to her elfin grot,
And there she wept and sighed full sore,
And there I shut her wild wild eyes
With kisses four.

IX

And there she lulled me asleep
And there I dreamed - Ah! woe betide! -
The latest dream I ever dreamt
On the cold hill side.

X

I saw pale kings and princes too,
Pale warriors, death-pale were they all;
They cried - 'La Belle Dame sans Merci
Hath thee in thrall!'

XI

I saw their starved lips in the gloam,
With horrid warning gaped wide,
And I awoke and found me here,
On the cold hill's side.

XII

And this is why I sojourn here
Alone and palely loitering,
Though the sedge is withered from the lake,
And no birds sing.



Rheam





Hughes




Dicksee




Cowper (маки здесь просто рулят, символ забвения как никак!)



Crane

 



Waterhouse




Rossetti

 

Tags: la belle dame sans merci, preraphaelites
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments