b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Элизабет Браунригг, или хозяйка из ада

Ужастик на начало недели. Прочитав сие, вы поймете, что какой бы сволочью ни был ваш начальник, миссис Браунригг он вряд ли переплюнет. У меня сложилось впечатление, что она не смогла развернуться во всю мощь и убила всего-навсего одну девушку лишь потому, что у нее не было собственного замка и крепостных крестьянок под боком. Иначе получилась бы новая Эржбета Батори, Дарья Салтыкова или Мари-Дельфина ЛаЛори. Грустно все это, товарищи. Особенно грустно, что власти начинают интересоваться происходящим, лишь когда появляется труп, а желательно несколько.



Элизабет родилась в 1720м году, в небогатой семье, и еще подростком вышла замуж за слесаря-водопроводчика Джеймса Браунригга. В замужестве она родила 16 детей, из которых выжили только трое. В 1765 году Элизабет, Джеймс и их сын Джон переехали в Лондон на улицу Феттер Лейн. Там семья наконец зажила в достатке. Джеймс по-прежнему неплохо зарабатывал, а Элизабет освоила профессию повитухи. Поскольку супруги слыли людьми порядочными, администрация прихода Св. Дунстана назначила Элизабет опекуншей сирот. Под ее начало поступили несколько девочек из лондонского воспитательного дома.


Элизабет Браунригг



В то время считалось, что излишнее образование лишь испортит сирот . Подобную ситуация описал Дефо в романе “Молл Фландерс,” когда его героиня с детства начала задирать нос и считать себя настоящей леди. Ни к чему хорошему ее поведение не привело. Так что обучение сирот сводилось к навыкам, необходимым хорошей служанке, ведь именно на такую карьеру и могли рассчитывать брошенные девочки. Так что миссис Браунригг должна была научить их вести хозяйство, а так же привить им хорошие манеры, чистоплотность и скромность. Но за свою задачу женщина взялась с чрезмерным рвением.


Разумеется, она была далеко не единственной, кто использовал сирот в качестве рабской силы и обращался с ними как со скотиной. Но именно ее жестокость вошла в историю. Одной из первых воспитанниц Элизабет Браунригг была Мэри Джонс, которая в конце концов сбежала от хозяйки, не выдержав издевательств. Как описывала девушка, миссис Браунригг раздевала ее донага, привязывала к трубе и избивала плетью, после чего окунала ее голову в ведро с ледяной водой. Поскольку девочка спала в каморке возле двери, ей удалось сбежать, когда хозяева забыли в замочной скважине ключ. Мэри направилась прямиком в воспитательный дом. После медицинского обследования, выявившего многочисленные раны по всему ее телу, на плечах и на голове, попечительский совет вынес Джеймсу Браунриггу предупреждение, строго-настрого наказав ему присматривать за женой. Но кроме предупреждения, совет решил не принимать дополнительных мер. Более того, хотя Мэри Джонс осталась в приюте, в доме миссис Браунригг по-прежнему проживали еще две 14летние девочки – Мэри Митчелл и Мэри Клиффорд. Их судьба, судя по всему, никого не интересовала. Как водится в таких случаях, власти ждали труп, и миссис Браунригг вскоре им его обеспечила.


Новым объектом издевательств Элизабет Браунригг стала Мэри Клиффорд, которая, вдобавок страдала недержанием мочи. Из-за этого недуга, вместо кровати девочке приходилось спать на стылом полу в угольном чуланчике, что, разумеется, ее здоровье отнюдь не улучшило. К сожалению, у этой Золушки не было феи-крестной, так что никто не пришел ей на помощь. Последовав примеру своей подруги, Мэри Клиффорд тоже попыталась сбежать, но уже на улице ее задержал сын Элизабет и приволок в дом. С тех пор ее положение стало просто невыносимым. Миссис Браунригг била ее плетью и палкой от метлы до потери сознания, прятала от нее еду, в когда девочка все же умудрялась стащить кусок хлеба из буфета, хозяйка вновь ее колотила. Нередко к матери присоединялся и Джон. Так продолжалось изо дня в день, а на ночь Мэри запирали в чулане, сажали на цепь, и связывали руки за спиной. Когда девочка пожаловалась на жестокое обращение француженке, проживавшей в том же доме, разъяренная Элизабет набросилась на воспитанницу и порезала ей язык ножницами в двух местах.


Хотя издевательства продолжались почти целый год, соседи не спешили реагировать на происходящее. Но рано или поздно, их терпение должно было закончиться. Соседи Браунриггов, мистер и миссис Дикон, уже не могли каждый день созерцать девушку, сплошь покрытую синяками, и наконец постучались к Браунриггам, требуя позвать их воспитанницу, Мэри Клиффорд. В те годы хозяева нередко давали служанкам новые имена, чтобы проще было запомнить, так что Элизабет называла ее “Нэн.” Так что на вопрос соседей она с чистым сердцем ответила, что никакой Мэри Клиффорд здесь нет. Диконы позвали констебля, который вместе с приходским служителем мистером Гранди произвел обыск дома, но девушку не обнаружил. Тогда решено было вернуть в приют вторую служанку Браунриггов – Мэри Митчелл.


Когда приютский врач попытался снять ее сорочку, девушка вскрикнула от боли – ткань присохла к кровавым ранам. Но когда девушка поняла, что здесь ей уже никто не угрожает, она поведала врачу о том кошмаре, который устроила ей и второй Мэри миссис Браунригг. Констебль и мистер Гранди вновь вернулись в нехороший дом, требуя выдать им Мэри Клиффорд, и в который раз услышали брань и угрозы. Мистер Браунригг пригрозил нанять адвоката, если они немедленно не покинут его дом, но мужчины оказались не робкого десятка. В свою очередь они пообещали отвезти супругов в тюрьму, если те немедленно не покажут им Мэри Клиффорд. Поколебавшись, хозяйка открыла буфет, где прятала несчастную девушку. По словам свидетелей, все ее тело было покрыто язвами от побоев. Мэри немедленно доставили в работный дом и вызвали врача, но тот лишь руками развел – слишком поздно. Раны девушки уже успели загноиться, и бедняжка вскоре скончалась.


А супругов Браунригг между тем ждало справедливое, хотя и запоздалое возмездие. Вместе со старшим сыном, их отвезли в тюрьму на Вуд Стрит, откуда Элизабет и Джону сразу же удалось сбежать. Как следует замаскировавшись, они отправились в Уондсворт, где сняли комнату в доме мистера Дунбара, торговца свечами. Но скрывались они недолго. Прочитав газетное объявление, мистер Дунбар понял, что его жильцов разыскивают за убийство, и обратился к властям. Злодеев задержали и предали суду. Изначально всех троих – Элизабет, Джеймса и Джона – обвиняли в убийстве, т.е. в тяжком преступлении (felony). Но судья приговорил к смертной казни только Элизабет. Ее мужа и сына посчитали лишь пособниками и приговорили к 6 месяцам тюремного заключения.


Элизабет Браунригг повесили в Тайберне, 17 сентября 1767 года. Как и было заведено, после казни ее тело отдали хирургам для вскрытия, а скелет вывесили в Ассоциации Хирургов – в назидание потомкам. Но грядущие поколения, разумеется, этому предупреждению так и не вняли.


Элизабет Браунригг избивает служанку. Изображение 19го века из "Ньюгейтского Календаря."



William Hogarth, The Reward of Cruelty


По материалам википедии
Tags: scary stuff
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments