b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Баллада про серийного убийцу

Ода из моих любимых баллад и, что главное, с хорошей концовкой!

Сюжет баллады «Lady Isabel and the Elf-knight» (Child 4) — один из самых распространенных в Европе. Встречается он не только в Англии и Шотландии, но и в Скандинавии, Германии, Польше. В разных традициях злодей может быть назван как эльфом, так и обычным разбойником. Для начала рассмотрим этот сюжет в англоязычных балладах. Начинается все с того, что некий рыцарь приезжает свататься к девице, которую в зависимости от версии зовут Изабель, Колвен, Коллин и т.д. Сидит она в своей спаленке, вышивает, скучища страшная, а тут под окном красавец дует в рожок. Ну как не соблазниться? Вот и сбегает барышня с таинственным незнакомцем, причем в некоторых версиях не налегке сбегает, а прихватывает родительские деньги. В общем, знакомая история. Правда, в варианте 4D из сборника Чайлда девица проявляет сознательность — мол, без родительского согласия не уеду. Но лживый рыцарь втыкает ей в рукав волшебный амулет, тем самым завладев ее волей.


Alphonse Mucha, Heraldic Chivalry


Вместе с новым знакомым девица скачет в какое-нибудь нехорошее место — например, в темный лес или к обрыву. Тогда-то и выясняется, что бедняжка нарвалась на брачного афериста. Маньяк сообщает ей, что на этом вот самом месте он уже умертвил семь девиц, а она будет следующей. Но его кровожадность не лишена финансовой подоплеки. Причем понятно, если бы он позарился на ее деньги, так нет же! Перед тем, как убить девицу, он велит ей раздеться — не секса ради, просто хочет оставить себе ее дорогой наряд и расшитые туфельки. Зачем им гнить в морской пучине? Наверняка у него уже есть отработанная схема — девушку убить, платье загнать, и ехать за новой жертвой. Но у девицы, прежде не отличавшейся сообразительностью, вдруг начинают работать мозги. «Тогда отвернитесь сэр!» гневно отчитывает она злодея, «ибо не пристало джентльмену таращиться на голых женщин!» А маньяк он хоть и маньяк, но прото-викторианская мораль ему не чужда. Раз дама просит, надо уважить. А то и правда, нехорошо как-то получается, неприлично. Но как только он отворачивается, находчивая девица сталкивает его с обрыва прямиком в море. Захлебываясь в воде, злодей умоляет спасти его, даже обещает вернуть ее домой в целости и невредимости. Но девица заявляет , что раз он утопил здесь семь девиц, так пусть же станет женихом им всем. После довольная девушка возвращается домой, причем прихватив его коня — зачем добру пропадать.





На этом некоторые варианты заканчиваются, другие же повествуют о ее возвращении. Теперь уже охотнице на маньяков приходится заметать следы. А то вдруг родители спросят, где ее носило весь день? Соврав конюху, что чужого коня она по дороге нашла, девица поднимается к себе в спальню, отдохнуть после полного приключениями дня. Но там ее уже поджидает попугай. «А что стало с рыцарем, с которым ты уезжала?» не отстает от нее гадкая птица. В обмен на молчание, девушка обещает попугаю или клетку из золота, или кормежку три раза в день вместо одного.

Птица и рада бы замолчать, но ее крики уже услышал отец семейства. Папаша приходит узнать, что же так напугало попугая. На все расспросы хитрая птичка отвечает, что к ее клетке подкралась кошка, вот она и перепугалась. Но версия 4D не останавливается и на этом! Девица все же рассказывает родителям про свою встречу с маньяком. Всей семьей они едут на берег моря и находят там труп злодея, который так швыряли волны, что бриллиантовое кольцо раскололось надвое. Чтобы скрыть следы убийства, семейство тайком зарывает тело.

В других европейских странах встречаются и более залихватские вариации этого сюжета. Например, в голландской версии, серийный убийца привозит свою жертву к виселице, где рядком висят его предыдущие невесты. Желая проявить галантность, он предлагает ей на выбор повешение или смерть от меча. Девица, не будь дурой, выбирает меч. Дальше начинаются заморочки с платьем, которое бережливый маньяк не хочет забрызгать ее девственной кровью. Но девице удается вырвать у него меч, которым она тут же отрубает ему голову. Причем даже слетев с плеч, голова продолжает говорить, да еще так нагло! Просит, чтобы девушка протрубила в рог, известив друзей о его смерти, или чтобы взяла горшочек с целебной мазью и натерла окровавленную шею. Естественно, ни того, ни другого не происходит. Девушка поднимает голову за волосы, ополаскивает в ручье и скачет домой. По дороге ей встречается мать маньяка, которой она рассказывает про смерть сына. А вот лучше надо было его воспитывать! Уже у ворот, она трубит в его рог и созывает родню. На радостях родители устраивают пир горой, причем отрубленная голова служит украшением стола.

Похожий сюжет разворачивается и в датских вариантах. Оказавшись в лесу, маньяк начинает копать могилу, которая, по его словам, слишком длинна для его собаки и слишком узка для его лошади. Догадайся, дорогуша, для кого же эта могилка предназначена. А где-то поблизости уже закопаны тела восьми принцесс. Датский маньяк оказывается еще щедрее голландского, потому что предлагает девушки целых три смерти на выбор — убить ее, повесить, или же утопить в ручье. Проявив смекалку, девица предлагает рыцарю отдохнуть — все таки, он трудился, могилку копал — и просит его положить голову ей на колени, очевидно, чтобы она могла половить ему вшей. То же самое происходит как в скандинавских балладах, так и в английской версии 4А, где леди Изабель не топит рыцаря, но усыпляет его, а потом убивает.

Когда маньяк засыпает, девушка связывает его по рукам и ногам, будит и, отчитав его как следует, закалывает мечом. Но тут она, согласно нескольким версия, прямо таки впадает в раж. По дороге домой она проезжает мимо девушки, которая опознает коня и спрашивает, что же случилось с ее братом. Сначала девушка отвечает, что братец-разбойник уже мертв, а после поджигает ее дом и как ни в чем не бывало едет дальше. Ей встречаются подельники убитого маньяка, которые интересуются, что же это за дым вдалеке. Не сморгнув, девица отвечает, что подожгла свинарник. Затем она возвращается домой к родителям. Интересно, что в этих балладах часто упоминаются изменения в поведении выживших девиц — они дуют в рог или рубят мечом, как мужчины. Школа жизни не прошла для них даром.

В немецких версиях на подмогу девушке приходит ее брат. В одном из вариантов, рыцарь вместе с похищенной девушке проезжает мимо ручья, в котором вместо воды течет кровь. Девица начинает плакать. «Что случилось?» спрашивает заботливый псих, «Соскучилась по дому, или я тебе настолько неприятен?» «Да нет, все нормально,» отвечает девица, «просто я только что увидела ель, на которой висят 11 женских трупов.» «А, ну это да,» соглашается убийца. В других вариантах, он весьма галантно предлагает повесить ее выше всех остальных, чтобы она вроде как была над ними императрицей.

Девушка просит разрешения прокричать дважды и взывает к Богородице и к своему брату (в других вариантах, она кричит трижды, упоминая еще и Христа). Брат тут же приезжает на помощь. Обычно он застает маньяка уже с веревкой в руках, причем тот начинает отнекиваться, что плетет ее для своего сокола. Но от дерева, увешанного трупами, вообще-то трудно откреститься. Иногда маньяк просит, чтобы его хотя бы повесили в одежде (на одежде они тут все зациклены, и неудивительно, ткани были дорогими). Но брат отвечает, что его роскошный плащ сгодится на одежку для какой-нибудь прислуги. К сожалению, не во всех версиях брат успевает прискакать вовремя. Иногда он застает маньяка уже с окровавленными руками. И хотя тот заявляет, что всего-навсего убил голубку, не остается сомнений, что на самом деле это кровь похищенной сестры. Наказания за убийство девушки могут быть самыми разными — например, убийцу колесуют или нанизывают на вертел и жарят, как рыбу.

Тем не менее, концовка у баллад с подобным сюжетом обычно жизнеутверждающая и во всех отношениях поучительная.

Английский текст - Вариант A, там, где маньяка не топят, а закалывают мечом. Остальные варианты здесь.

FAIR lady Isabel sits in her bower sewing,
Refrain:Aye as the gowans grow gay
There she heard an elf-knight blawing his horn.
Refrain:The first morning in May

"If I had yon horn that I hear blawing,
And yon elf-knight to sleep in my bosom."

This maiden had scarcely these words spoken,
Till in at her window the elf-knight has luppen.

"It's a very strange matter, fair maiden," said he,
"I canna blaw my horn but ye call on me.
"But will ye go to yon greenwood side?
If ye canna gang, I will cause you to ride."

He leapt on a horse, and she on another,
And they rode on to the greenwood together.

"Light down, light down, lady Isabel," said he,
We are come to the place where ye are to die.

"Hae mercy, hae mercy, kind sir, on me,
Till ance my dear father and mother I see."

"Seven king's-daughters here hae I slain,
And ye shall be the eight o them."

"O sit down a while, lay your head on my knee,
That we may hae some rest before that I die."
She stroakd him sae fast, the nearer he did creep,
Wi a sma charm she lulld him fast asleep.

Wi his ain sword-belt sae fast as she ban him,
Wi his ain dag-durk sae sair as she dang him.

"If seven king's-daughters here ye hae slain,
Lye ye here, a husband to them a'."


Далее перевод Николая Голя. Кроме того, одна из моих френдесс mom_of_blizzard  частично перевела ее на русский, почитать можно здесь.


Леди Изабелла и король эльфов

Леди Изабелла, принявшись за рукоделье,
Склонилась над шитьем,
Когда король эльфов заиграл на свирели
Первым майским днем.

"Ах, кабы свирель эту своей могла называть я,
Склоняясь над шитьем,
Ах, кабы король эльфов пришел ко мне в объятья
Первым майским днем!"

Лишь только она сказала то, что она сказала,
Склоняясь над шитьем, -
Впорхнул король эльфов через окошко в залу
Первым майским днем.

"Тебе, прекрасная дева, долго ждать пришлось бы,
Склоняясь над шитьем,
Но свирель моя смолкла, услышав твою просьбу
Первым майским днем.

В путь! Ты теперь на опушке в стороне от дома
Склонишься над шитьем;
А где не пройдет пеший - там простор верховому
Первым майским днем!"

И он скакуна подвел ей, украшенного парчою
И золотым шитьем,
И к зеленому лесу вскачь понеслись двое
Первым майским днем.

"Мы доскакали, леди! Время тебе приспело
Склониться над шитьем:
Это - обитель смерти, ты умрешь, Изабелла,
Первым майским днем!"

"Постой, король эльфов! - вскричала она, все ниже
Склоняясь над шитьем. -
Позволь, я батюшку с матушкой напоследок увижу
Первым майским днем!"

"Нет! Семь королевских дочек убил я на этом месте,
Склоненных над шитьем,
И, значит, их станет восемь сегодня с тобою вместе
Первым майским днем!"

"Но прежде, король эльфов, склонись на мои колени
И укрой нас шитьем,
Чтоб могла перед смертью я узнать наслажденье
Первым майским днем..."

Так нежно его ласкала леди Изабелла,
Укрыв златым шитьем,
Что усыпить сумела, околдовать сумела
Первым майским днем.

Нежно его лаская, крепко его связала,
Спеленала шитьем,
Грудь короля пронзила сталью его кинжала
Первым майским днем.

"Семь королевских дочек убил ты на этом месте,
Склоненных над шитьем, -
Так стань же им всем супругом, всем семерым вместе
Первым майским днем!"


Еще переводы:

Мэй Колвин (найден ikadell  )

Лживый сэр Джон разорился дотла,
Ждет нищета молодца.
А Мей наследницей была
Богатого отца.

Сэр Джон до самых дальних дверей
Начал ее провожать,
И скоро ему сказала Мей,
Что с ним согласна бежать.

"Побольше золота вынеси мне,
Умчимся в час ночной,
И в дальней северной стране
Ты будешь мне женой".

На белом коне умчалась она,
На сером в яблоках - он.
У моря, где бьет о скалу волна,
Сошел с коня сэр Джон.

"Ты видишь, кипят морские валы?
Они - твое брачное ложе.
Семь девушек сбросил я со скалы,
Восьмая погибнет тоже.

Снимай, снимай свои шелка,
Прочна их тонкая нить,
Искусная сшила их рука,
Им незачем в море гнить".

"Ax, отвернись и молча стой,
Смотри на листок зеленый.
Не должен видеть глаз мужской
Женщины обнаженной".

Сэр Джон посмотрел на зеленый листок,
На пенные валы,
А Мей обхватила его поперек
И сбросила со скалы.

"Спаси меня! Я жить хочу!
Не дай мне утонуть!
Я мигом домой тебя домчу,
Коротким будет путь!"

"Тони, сэр Джон, в морской волне,
Руки я тебе не дам.
Холодное ложе готовил ты мне,
На нем погрейся сам!"

На белом коне вернулась она,
А серый скакал в поводу.
Отец ее был во власти сна
И не почуял беду.

Но вот ручной попугай из угла
Хрипло заговорил:
"Хозяйка Мей, где ты была?
И кто с тобою был?"

"Молчи, попугай, усни до утра,
Молчи, я тебя молю.
Из чистого золота и серебра
Клетку тебе куплю!"

Тут в полусне отец спросил,
Не открывая глаз:
"Кто попугая разбудил
В ночной недобрый час?"

"Гуляет кот у клетки моей,
Крадется, словно вор.
И я попросил хозяйку Мей
Прогнать его на двор".

Перевод Игн. Ивановского




Дева Изабелл и Лесной Страж (найден very_round_cat  )

Перевод А. Эппеля

Дева Изабелл в дому за шитьём сидит,
Весеннею майской порою.
В дальней чаще Страж Лесной в звонкий рог трубит.
А солнце встаёт за горою.

"Вот бы звонкий рог трубил под моей стеной!"
Весеннею майской порою.
Вот бы на груди моей спал бы Страж Лесной!"
А солнце встаёт за горою.

Не успела и сказать этих слов она -
Весеннею майской порою.
Страж Лесной уже стоял у её окна.
А солнце встаёт за горою.

"Дивно мне! - он говорит. - Кто бы думать мог!"
Весеннею майской порою.
Ты зовёшь меня, а мне не трубится в рог!"
А солнце встаёт за горою.

"Не пожалуешь ли ты в мой приют лесной?"
Весеннею майской порою.
Если боязно одной - поскачи со мной!"
А солнце встаёт за горою.

Повскакали на коней и - в лесной предел.
Весеннею майской порою.
Поскакали Страж Лесной с девой Изабелл.
А солнце встаёт за горою.

"Спешься, спешься, - он сказал, - мы в глухом краю."
Весеннею майской порою.
Здесь ты, дева Изабелл, примешь смерть свою!"
А солнце встаёт за горою.

"Сжалься, сжалься, добрый сэр",- молвила она.
Весеннею майской порою.
"Я родную мать с отцом повидать должна!"
А солнце встаёт за горою.

Он в ответ ей говорит: "Здесь, в глуши лесной,-
Весеннею майской порою.
Семь царевен я убил, быть тебе восьмой".
А солнце встаёт за горою.

"Прежде чем погибну я в этой стороне,-
Весеннею майской порою.
Голову свою склони на колени мне".
А солнце встаёт за горою.

Нежно гладила его - он к ней ближе льнул.
Весеннею майской порою.
И от нежных этих чар Страж Лесной уснул.
А солнце встаёт за горою.

Тут она возьми шнурок - и свяжи его.
Весеннею майской порою.
Тут она возьми клинок - и пронзи его.
А солнце встаёт за горою.

"Семь царевен погубил ты в лесной глуши,-
Весеннею майской порою.
А теперь - им всем супруг - с ними и лежи!"
А солнце встаёт за горою.

Tags: ballad, folklore
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 110 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →