b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Мистер Рочестер, друг фермеров

На загадку правильно ответили почти все, а именноkhe12 moskalevskipani_kotska svetlaychokkk sthinks aenye die_wirbel ryoskva black_queen и Vera Nikolaeva с Фейсбука.

Это действительно «Джен Эйр». А теперь чуть подробнее о пьесе. Она настолько феерична, что Голливуд даже рядом не положишь. 



В конце 1840-х роман адаптировал для сцены Джон Брум (1810 — 1880), актер и драматург. Уроженец Дублина, он в раннем возрасте переехал в Лондон и выступал в Ковент-Гардене, в 1840-х был управляющим театра Лицеум. В 1842 году покинул Англию и уехал в США, в 1856 году стал управляющим театра Боуэри, где в 1849 году была поставлена «Джен Эйр». Видимо, чтобы польстить вкусам американской публики, в своей адаптации Брум выставил аристократов безнадежными идиотами и добавил комических слуг. Грейс Пул там сыплет лулзами, а недоумки-аристократы принимают ее за переодетого Рочестера. В общем, если вас раздражают голливудские постановки классики, прочитайте пьесу Брума — сразу отпустит. Как указано на титульном листе, «Постановка пьесы не нарушает ни чьи права». Как-то так оно и есть. Брум оставил от романа рожки да ножки, превратив его в водевильчик.

Вот вам самая душещипательная сцена:



Акт IV. Сцена III. В часовне

(Рочестер объявил семейству Ингрэм, что беден, как церковная мышь, и теперь дожидается, когда же Бланш даст ему ответ).

Роч.: (…) Говорите же, леди! Освободить ли мне вас от данного мне обещания?

Бланш: Мистер Рочестер, я...

Леди Ингрэм: Освободить!

Роч.: Тссс! Пусть говорит она, никого другого я слушать не желаю.

Бланш: Вы очень нравитесь мне...

Леди Ингрэм:... как друг.

Роч.: Тихо! Продолжайте, леди Бланш.

Бланш: Моя матушка дала за меня ответ, сэр.

Леди Ингрэм: Мое ненаглядное дитя!

Роч.: Стало быть, я свободен!

[Жестом приказывает вдовствующей леди Ингрэм замолчать. Пауза. Он внимательно смотрит на Бланш, пока она не восклицает,]

Бланш: Да!

[Рочестер тихо торжествует.]

Леди Ингрэм: Свободны всецело, хотя мы всегда будем рады принимать вас по-дружески, мистер Рочестер. Не так ли, Ингрэм?

Лорд Ингрэм: Ну, разумеется, а я буду навещать его в охотничий сезон. [в сторону] Нам вас и правда чертовски жаль. Будьте же славным малым и не падайте духом.

Рочестер: И не подумаю. Послушайте же меня, заботливые мои друзья. Если бы в сердце этой женщины была хоть искра благородства, я глубоко сожалел бы, что мне пришлось воспользоваться такой уловкой.

[все вздрагивают]

Лорд Ингрэм: Уловкой? Выходит, нас надули!

Роч.: Но на фоне ничтожности этой женщины яркой звездой сияет она, моя возлюбленная, ради которой я отрекаюсь от мишуры титулов. Выйди же к нам, о хозяйка моего сердца и дома!

[выводит к ним Джен Эйр — все вздрагивают]

Леди Ингрэм и Бланш: Как, гувернантка?!

Лорд Ингрэм: Все пропало, леди мать!

[Возле них собираются слуги, входит капеллан.]

Леди Ингрэм: Жениться на гувернантке! Чудовищно!

Роч.: Да, на гувернантке! На той, одна минута дружба которой стоит целой вечности в вашем обществе! Станьте же свидетелями исполнения моей самой заветной мечты! Посмотри на меня, любовь моя — осталось потерпеть совсем немного [Подводит ее к алтарю — снаружи начинает трезвонить колокол.] Кто смеет нам препятствовать?

Грейс [кричит издалека]: Она сбежала!

Роч.: О, ужас! Что я слышу? Неужели в этот миг благодати из рук моих вырвут чашу радости? Никогда! Продолжайте обряд!

[Шум усиливается, колокол трезвонит еще громче. Входит Джон.]

Джон: Дом охвачен пламенем.

[Всеобщее смятение. С грохотом распахивается окно часовни, и появляется безумная жена с факелом в руке.]

Роч.: Моя жена!

Джен: Его жена!

[Падает в обморок. На заднем плане видна горящая усадьба.]


Но вы не бойтесь. Все закончилось хорошо. Вот так:



Акт V. Сцена III

(Домик в Ферндине. Ослепший, но по-прежнему симпатичный Рочестер с обеими действующими руками уже закончил признаваться Джен в любви.)

[Издалека доносятся крики]

Роч.: В чем дело? Джон?

Входит Джон.

Джон: Разве вы забыли, сэр, что нынче ваш день рождения?

Роч.: Да, я забыл. Пусть же это послужит добрым предзнаменованием, ведь я заново родился благодаря небесному дару твоей истинной любви, о мой земной ангел!

Джон: Ваши арендаторы в знак любви и уважения к вам, сэр, принесли свои подарки — простые, зато от чистого сердца. Вы так обрадуете всех нас, сэр, если соблаговолите их принять.

Роч.: Пусть приходят. Моя будущая жена примет их от моего имени.

Джон: Ура! Еще один повод для ликованья! Ступайте сюда, друзья!

Роч.: Я не могу наблюдать за их веселием, любовь моя, но чего стоят всех их радости в сравнении с моей?

[Появляются крестьяне. Джен и Рочестер идут им навстречу.]

Джон: Не жалейте глотки, ребята! Ура нашему доброму хозяину и его нареченной!

[Все кричат «ура» и подносят букеты Джен.]

Роч.: Мои добрые друзья, я... Скажи ты за меня, Джен, ибо от радости у меня перехватывает дыхание.

Джен: Мое счастье тоже не выразишь в словах. Друзья мои, ваш хозяин и верный советчик, увы, не может видеть ваши заботливые улыбки, но он благодарит вас за участие и доброжелательность — так же, как и я, от всей души!

[Джен усаживает Рочестера в кресло, и крестьяне поднимают над ним надпись «Друг фермеров», составленную из цветов. От надписи тянутся ленты, которые держат в руках крестьяне, образуя навес над Рочестером и Джен. Играет музыка. Вдали завывает Шарлотта Бронте и рвет на себе капор.]


Источники
Jane Eyre adapted by John Brougham, 1849
Jane Eyre on Stage, 1848-1898. By Patsy Stoneman
Пьесу можно прочесть здесь или здесь. Первый вариант аутентичный, второй - удобный. 
Tags: literature, victorian, weird stuff
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →