b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:
Вот прода, весьма заунывная. Кроме того, чтобы написать пару предложений, я долго ковырялась изучала строение Калашникова, будь он неладен.

Тот самый вечер, который Рауль собирался провести под звон бокалов, наконец наступил. В сопровождении свиты звезд, на небо выкатился упитанный месяц и обозрел свою вотчину. Вскоре его внимание привлекло окно спальни на втором этаже школы-интерната им. Глюка – за окном горел свет, что было странно, ибо в это время воспитанницы обычно смотрели телевизор в рекреационной. Тем не менее, в спальне пребывали два штрейхбрехера женского пола. Одна растянулась на койке, а другая при блеклом свете лампы делала домашнее задание. Вернее, играла роль разумной копировальной машины - переписывала аккуратным подчерком то, что уже написал ее наставник. Это, впрочем, было задачей непростой и требовало применения таких подручных средств, как лупа и русско-французский словарь.

Любопытные лунные лучи без труда проникли сквозь замызганное стело и заскользили по бумаге, читая корявые строчки сочинения “Если бы я был президентом”, которое Эрик не только написал терцинами, с отсылками к Гоббсу, Мору, и Макиавелли, но еще и положил на музыку – пол-страницы занимали ноты. Кристина негромко, но с чувством застонала и наконец прислушалась к разглагольствованиям Мег.

- ... и наверняка моет голову каждый день. Помимо всего прочего, он довольно симпатичный. Да, я не отказалась бы от такого... брата как Рауль Шаньин. - младшая Жири закончила свой панегирик и теперь разглядывала живописное пятно плесени на потолке, которое разрасталось словно черная дыра, грозясь поглотить всю комнату.

- Ты хотела бы, чтоб Рауль был твоим родственником?

Кристине в последнее время казалось, что когда жених называет ее “моя дорогая”, он имеет в виду вполне конкретную сумму. Девушка все ждала, когда же он оговорится и назовет ее “моя недешевая.” Ничего, быть может после свадьбы он остепенится. Но иметь такого брата! А вдруг – не дай Бог – его поведение передается генетически? Ведь судя по рассказам Рауля, его отец получает катарсис, просматривая биржевые котировки. А кошку его матери зовут Ликвидность.

- Почему бы и нет? В нашей семье с мужским полом негусто, особенно после того как мой папка смылся в Канаду. Иногда мне кажется, что мы размножаемся почкованием.

- Не думаю, что Антонина Васильевна была бы в восторге от этой идеи, - рассеяно заметила Метелкина, выбирая за что браться в следующую очередь – за геометрию или за черчение.

- Это верно, мама сказала что Рауль ей с самого начала не понравился. Говорит, она еще ни к одному юноше не питала такой антипатии! А я вот все думаю, что бы это могло означать? Может у нее предчувствие какое-то?... Ну ладно, я в душ и баиньки. Завтра мне предстоит денек еще тот – особенно если ребята снова наполнят этот чертов кошелек не ватой, а подшипниками! Я так до сотрясения мозга дотанцуюсь.

Кристина на всякий случай постучала по столу, распугав лунные лучи. Поежившись, она потянулась за геометрией. Признаться, ей было боязно открывать тетрадь, потому что даже вычисление заурядного радиуса Эрик превращал в маленький шедевр, который вызвал бы завистливый вздох у самого Пифагора. Девушка не сомневалась, что Ангел Музыки еще не доказал теорему Ферма лишь потому, что не хотел размениваться по мелочам.

Но как бы не страшила ее геометрия, черчение было гораздо хуже. Ибо Призрак принадлежал к породе людей, которые начинают рецепт блинов словами “Засейте пшеницей одно поле.” Простые пути его не привлекали. В прошлый раз вместо среза дверной петли он набросал план Руанского собора, а поскольку Кристина поленилась предварительно проверить чертеж, то обнаружила эту самодеятельность случайно, перед началом балетного класса. В результате ей пришлось чертить все самой, используя заколку в качестве циркуля и пуанты вместо линейки.

Метелкина устало взглянула на водоворот линий, цифр, и окружностей, решая как ей создать иллюзию того, что к этому триумфу научного духа приложила руку скромная школьница. По крайней мере, в этот раз Эрик не торопился, ведь когда он спешил, разобрать его почерк было сложнее чем расшифровать послание “Энигмы”. Кроме того, когда Призрак писал второпях, то, к великому неудовольствию Кристины, допускал глупейшие грамматические ошибки – например, вместо буквы “е” вставлял какую-то закорючку! Стыд какой! Он ведь такой умный, такой начитанный человек, а грамматика у него как у выпускника школы для детей с прогрессирующей дислексией.

Но как бы она не старалась сосредоточиться на геометрии, мысли об учебе упорно ее избегали. Еще бы, причем тут косинусы прямого угла, если завтра такой день! Она снова выйдет на сцену, залитую светом софитов – по этому поводу в них даже заменили лампочки! - и споет о любви. Правда, о своей нежной страсти она будет петь Убальдишвили Грозе Декораций, но неважно, ее послание найдет своего адресата. Вернее, двух адресатов, один из которых на протяжении всей оперы будет переводить ее октавы в долларовый эквивалент, а другой... Что ж, наверняка он будет ею доволен и все такое. Пришлет ей букет. Тепло поздравит из-за зеркала. Или еще что-нибудь из его джентельменского набора любезностей.

Она забралась с ногами на стул и посмотрела в окно, на звезды, мерцавшие словно крупицы золота, рассыпанные неосторожным ювелиром на черной бархатной скатерти. Если бы одной из них вздумалось упасть, у девушки уже было на готове желание. И хотя оно и не касалось мира во всем мире, а скорее затрагивало отдельных личностей, это все равно было хорошее желание. Но увы, сегодня звезды оказались особенно скаредными, и крепко вцепились в небосвод, и не желали пускаться в полет ради прихотей калиновской девчонки. Похоже, они тоже презирали легкие пути.

Несговорчивые звезды гуртом сбились вокруг луны. Одна ее половина сияла холодным светом, другая окунулась во тьму. И Кристине показалось, что луна тоже надела полумаску.

***

Отгоняя мысли о логарифмах, Эрик повертел отмычку в замочной скважине директорского кабинета, пробормотал “Сим-сим, откройся” и, оглядевшись по сторонам, переступил порог. В мешке, который он крепко сжимал в руках, что-то клацнуло. Эрик вздрогнул но вновь расслабился, потому что школа была по-прежнему наполнена сопением и снами. Оказавшись в офисе, Призрак направился прямиком к сейфу, который забился в угол, стараясь слиться со стеной и привлекать как можно меньше внимания. Даже лунные блики на его черных боках смотрелись как камуфляж.

Пять-четыре-три-два-один.

Дверца нехотя распахнулась и взору Призрака открылся небольшой арсенал, потеснивший стопки денег, папки с документами и несколько баночек фирменного томатного сока мадам Жири, который директора прихватили с новогодней вечеринки в надежде как следует потравить им тараканов. Улыбнувшись, Эрик потянулся к первому попавшемуся автомату и повертел его в руках – от оружия исходил кислый запах масла, а на прикладе владелец вырезал “Кто сопрет – застрелица.”

Глаза калиновского злодея сверкнули. Это будет проще чем отнять у ребенка леденец. Вернее, проще чем отнять у ребенка ложку с рыбьим жиром.

На всякий случай Призрак вытащил из нагрудного кармана инструкцию по применению "7.62 мм автомата Калашникова образца 1947 года” и еще раз сверился с этим документом, завораживающим своей информативностью. Итак, следовало заменить дульный компенсатор другой насадкой, позволяющей стрелять холостыми патронами. Разумеется, и холостые патроны, и различные запчасти имелись у него в изобилии. Эрик считал своим долгом ознакомится с оружием страны в которой проживал, потому что рано или поздно местные жители решат, что убить странного чужака – это довольно занятный способ провести досуг, особенно если до ужина остается еще несколько часов, а в газетах нет ничего интересного.

Проведя несложную операцию с каждым автоматом и заменив все патроны в магазинах холостыми, Призрак удовлетворенно посмотрел на дело вредоносных рук своих. В качестве завершающего штриха – этакой вишенки на кусочке торта - он хотел было засунуть в каждое дуло по розе с черной лентой, но передумал. Подобная экстравагантность была не только излишней, но еще и плагиатом. К тому же, даже без флористических выдумок все шло как нельзя лучше. Для убийства это оружие теперь не годилось, зато с его помощью можно было...ну... скажем выбивать ковры, или играть в лапту, или подвязывать деревья. Перспективы были поистине безграничны. Правда, покалеченный автомат всегда сгодится на роль дубины, но чтобы додуматься до этого потребуется некоторое интеллектуальное напряжение, а такой возможности господа милиционеры будут лишены. После того как отведают браги, которую для них любезно заготовил преступник.

Эрик выудил из мешка бутылку с полупрозрачной жидкостью. Совсем недавно он взял взаймы у пожилой селянки из Больших Хлябей самогонный аппарат. Ознакомившись с конструкцией этого чудного агрегата, Эрик почувстоввал восторг мальчика, впервые в жизни увидевшего спички. Пред ним открылись новые горизонты. Уже через несколько недель Призрак добился значительных результатов, подтвержденных экспериментами in vivo. Крысы из контрольной группы, лишь пригубив волшебного напитка, ту же начали играть в чехарду, распевая залихвасткие частушки, а наутро приползли и слезно попросили добавки. Какой эффект зелье окажет на служителей порядка Эрик не мог представить в самых смелых мечтах. У его оперы наверняка появится подтанцовка. Как минимум. Пожалуй, имеет смысл подать на патент.

“Стало быть завтра господа диретора и иже с ними будут ждать появления Призрака. И они его дождуться. Столоверчения с эктоплазмой, увы, не обещаю, но думаю что в общем и целом у нас получится развеселый спиритический сеанс.”

Положив бесполезные автоматы и свое подношение в сейф, Призрак закрыл дверцу и, обернувшись, посмотрел на ночное небо, теперь затянутое облаками. Белые на черном, они походили на каплю молока, уроненную в чернильницу. Время от времени сквозь дымку проглядывал месяц. Для полноты романтической картины не хватало только пары влюбленных, которые стояли бы у окна, тесно прижавшись друг к другу, и лунный свет вырезал бы их силуэты из темноты. Эрик невольно вытянул руку, но поймал лишь воздух. Какой, право же, бред! Глупо стоять здесь и таращится в ночь. Тем более что ему требовалось всего лишь закрыть глаза, чтобы увидеть настоящую тьму. Всего лишь подумать о прошлом. Только прикоснуться к лицу под маской.

Нет, сейчас он не будет думать про свое лицо. Не будет и все. Это не так уж сложно. Из всех талантов, которыми он владел, не думать о своем лице у него получалось лучше всего.

Иногда он мог не думать о нем часами.

Нет, нет, и еще много раз нет! Завтра все изменится, и колесо судьбы повернется в другую сторону, и страдания закончатся. Когда он выйдет на сцену, все будет иначе. Кристина еще ни разу не порывалась снять с него маску, и вряд ли эта блажь взбредет ей в голову именно завтра во время представления. С чего бы вдруг. И тогда все будет по-другому. Нет, ему конечно придется открыть ей лицо – Эрик невольно вздрогнул– но только не завтра, не на сцене, не перед толпой людей. Наедине. И после бокала крепкого вина. И желательно в темноте, чтобы смягчить шок ...

...И чтобы не видеть своего отражения в ее расширенных от ужаса зрачках...

...И когда она наконец увидет его лицо – хоть и с натяжкой, это все же является лицом – он расскажет ей как любит ее и как положит свою жизнь, чтобы сделать ее счастливой. И попросит только одного – чтобы она никогда его не покидала, потому что так страшно быть одному, и чем дальше тем страшнее. И тогда может быть она – если конечно выслушает его без обмороков и истерик, что само по себе потребует от нее немалых усилий – может быть Кристина...

“Ну что, Эрик, все мечтаем?” - раздался запанибратский Глас Разума. Призрак поморщился. Чувства Эрика и его здравый смысл состояли в таких же отношениях, как Прометей и зевесов орел – первый страдал от ежедневной вивисекции, а второй роптал на однообразие своей диеты. Может быть Джейн Остин и порадовалась бы такой дуальности, но самому Призраку это положение вещей действовало на нервы.

Кроме того, Эрика бесконечно раздражало, что в последнее время его собственный Разум разговаривал с более чем знакомой интонацией. Если бы Здравый Смысл мог приобрести антропоморфные черты, то наверняка носил бы красный свитер и длинные волосы, собранные в хвост.

-”Это не просто мечты. В этот раз все будет иначе.”

“В этот раз все будет как обычно.”

“Нет! Она... она не такая как все. Во время маскарада она согласилась со мной танцевать, а это значит ...”

“Ну хорошо,” - снизошел Здравый Смысл. - “Все будет как обычно, но с небольшими вариациями.”

“...что я ей не так уж противен. Кристина не боится меня, не питает ко мне отвращения!” - мысленно вскричал Эрик, впрочем, уже понимая, чем закончится этот монодиалог. Тем же чем и всегда.

“Потому что она еще не видела твоего лица, иначе не подошла бы к тебе и на сотню лье.”

“Нет! Кристина Метелкина храбрая девушка! Она бы поняла. Она бы привыкла. К тому же, сейчас другие стандарты, другое отношение к...”

“Чудовищам вроде тебя?” - понимающе уточнил Глас Разума.

“Мое лицо это не весь я! Должно же быть еще хоть что-то...”

“В яблочко. О да, у тебя еще есть душа, не менее мерзкая чем лицо... Или более, Эрик?”

“Я знаю что в моей душе изъян, но я воздерживался от зла. Я старался. За все время я еще никого не убил.”

Надо заметить, что со стороны Призрака это было немалой жертвой. Пацифизм давался ему нелегко. Почти каждый день своего пребывания в школе им. Глюка он чувствовал себя как вампир в донорском пункте.

“И ты считаешь это великой заслугой? Поверь, немало мужчин могут похвастаться подобными добродетелями, но опять же, они могут предложить Кристине Метелкиной гораздо больше чем ты. Неужели ты считаешь, что твои жалкие дары перевесят ... ну ты меня понял.”

“Тогда мне отстается только надеяться” - умоляюще подумал Призрак.

“Ты взял надежду взаймы, Эрик. Тебе придется возвращать ее с высоким процентом.”

“Пусть так. Но если я не могу обладать Кристиной, то я хотел бы умереть у ее ног. Хотя бы это будет мне позволено?”

Если бы Разум мог улыбнуться, он бы улыбнулся. Если бы мог приятельски потрепать Призрака по плечу, то не стал бы долго ждать.

“Ну наконец-то! А вот это, друг мой, уже называется “реалистичный взгляд на вещи.”
Subscribe

  • Две баллады

    Не, ну какая же красота! Так же прелестно, как "Влах в Венеции"! Оригинал взят у student_anselm в Две баллады Как каждый год за…

  • Дэви, о Дэви

    У bely_den появились свежие, с пылу с жару, переводы баллад - вот этот, который мы с dolorka использовали в "Заговоре…

  • Бэтси Белл и Мэри Грей

    Влияние фольклора, в особенности баллад, на английскую литературу 19 века - мой долгоиграющий интерес, который не угасает уже который год (никто,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Две баллады

    Не, ну какая же красота! Так же прелестно, как "Влах в Венеции"! Оригинал взят у student_anselm в Две баллады Как каждый год за…

  • Дэви, о Дэви

    У bely_den появились свежие, с пылу с жару, переводы баллад - вот этот, который мы с dolorka использовали в "Заговоре…

  • Бэтси Белл и Мэри Грей

    Влияние фольклора, в особенности баллад, на английскую литературу 19 века - мой долгоиграющий интерес, который не угасает уже который год (никто,…