b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:
Конец главы, но не конец фика :) Куча ангста и флаффа, сразу предупреждаю.

****

- Каким же ветром тебя сюда занесло? - поинтересовалась Метелкина.

- Боюсь, это долгая историю.

-Тогда начинай с самого интересного момента.

- Как прикажешь, - чуть улыбнулся Призрак и поставил в начале своего повествования [....].- Покончив со скитаниями по свету, я обосновался в Парижской Опере – выстроил себе подземное убежище в подвалах. Это был нелегкий труд, но мне некуда было торопится, потому что к тому моменту я вполне осознал, что человечество никогда меня не примет. Работы длились несколько лет...

-А здесь бы и больше продлились, - съехидничал спонсор, - Там у вас наверное стройматериалы не воровали.

- Итак, Опера стала моим домом. Правда, в этом доме мне досталась роль привидения, ну а личный призрак - удовольствие недешевое. Директор Оперы платил мне 20 тысяч франков в месяц, и оставлял свободной ложу номер пять.

Рауль открыл было рот, чтобы прокомментировать сказанное, но в глазах Метелкиной прочел, что если он заикнется про горбатого и могилу, то сам же в вышеупомянутом месте и окажется. Ее стараниями. Благоразумный юноша промолчал.

- Согласно поверьям, я забирал разбросанные балетки, засовывал мышей под подушку нерадивым хористкам, а так же – уж не знаю каким образом! - мог нанести слой пыли на перила, которая поденщица ну вот только что протерла! А если уж вам довелось услышать голос ужасного существа, то все, жди беды! Даже рандеву с ирландской баньши безопаснее чем это. Впрочем, не так уж и далеки они были от истины. Я не приносил тем, кто был мне дорог, ничего кроме неприятностей, - Призрак потер виски, - В те дни в Опере появилась новая хористка. Я был обречен.

Он умолк, чувствуя себя словно в исповедальне. Вот только в исповедальне ты отгорожен решеткой, а сейчас на него смотрели две пары любопытных глаз. Вот только священник в качестве епитимьи может назначить несколько Ave Maria, а не вечное одиночество.

- Это было непростительно с моей стороны – влюбиться в нее, прекрасно понимая что я из себя представляю. Жалкий урод! Это было настоящим безумием, все равно что засунуть мокрый гвоздь в розетку. На что я мог рассчитывать, кроме как на новую порцию боли? Но я уже не мог сдерживаться – видишь ли, никто прежде не прикасался ко мне с лаской, и мое имя звучало как ругательство в устах моей матери. И все же я надеялся, что когда-нибудь...

- И что же случилось? - вклинилась Кристина, не желая до конца слушать его фразу. Да и что нового она узнает? Первые месяцы в интернате она как бы невзначай прогуливалась у ворот, ожидая что ее кто-нибудь да заберет. Домой. На совсем.

- Обычно люди влюбляются еще подростками, я же сумел продержаться гораздо дольше. Зато теперь у меня было больше возможностей для безумств. Чтобы она стала моей, я готов был смести с моего пути все... и всех. Поскольку я ничего не мог ей предложить кроме моего дара, я стал давать ей уроки пения. Я готовил из нее звезду сцены, для чего мне пришлось устранить – в фигуральном смысле – примадонну Оперы. Вот во чем не сожалею так об этом! Голос примадонны напоминал дуэт ногтя и грифельной доски, тогда как Кристин...

- Ее тоже звали...?

- Да. Это я сейчас могу рассказывать так спокойно, а тогда... Я готов был целый мир отдать за ее поцелуй. Любой кто посмел бы встать между мной и Кристин мог отправляться к нотариусу, заверять завещание.

- И много было таких “счастливчиков”? - спросил Рауль, завистливо глядя на теплый плед, свисавший со спинки дивана. Ему стало холодно.

- Нет! - отрезал Призрак. - То-есть... немного.... несколько.

- А что же та девушка? Она тебя поцеловала?

- О да! Это было... прекрасно. Словно я впервые прикоснулся к клавишам рояля и услышал рождение музыки. Словно я проснулся от кошмарного сна... Словно я умирал от жажды, и кто-то уронил каплю воды на мой язык. А она сказала что докажет мне, что я не одинок, и поцеловала меня!

- Что она сделала потом?

- Потом она ушла. Мы стояли на тлеющих обломках нашего мира, и мои руки были по локоть в крови. После всего, что я сделал, она видела бы во мне только монстра, гадкого снаружи и внутри. Я велел ей уйти... и она ушла. К тому кого любила.

- Продолжай, - сказала Метелкина.

- В тот момент в мой подземный дом направлялась толпа оперного люда, чтобы наконец показать мне всю глубину своей неприязни. С собой мстители захватили факелы, топоры, и прочие атрибуты, необходимые для линчевания. Когда Кристин и ее возлюбленный покинули меня, единственное чего мне хотелось – поскорее умереть. Я утратил свой последний шанс, и тьма вокруг была непроницаемой. Так что я мог бы дождаться незваных гостей, но решил этого не делать, потому что они прекратили бы мое существование каким-нибудь уж очень унизительным способом. А с меня хватит унижений. Да и толп тоже. Поэтому я ушел по потайному ходу, открывавшемуся за зеркалом.... но даже представить не мог, что этот ход приведет меня в Калиновку!

- Это вам за грехи ваши, - наставительно промолвил Рауль. Но с другой стороны, чем он сам такое заслужил? Только ступив на калиновскую землю, спонсору показалось что он умер, предварительно прожив жизнь полную всяческого непотребства. Иначе за что ему такая мука?

- Наверное, - Призрак вскочил с кресла, прошагал в угол комнаты, скрытый портьерой, и отдернул занавеску. В стене чернел дверной проем, из которого тянуло замогильным холодом. - Коридор все не кончался, пока я наконец не оказался здесь, в этом убежище. Несколько дней я провалялся на полу, в забытьи, надеясь что Сатана соблаговолит явится за моей душой. Но я не умер. Зато мне стало любопытно, где же я все таки очутился? Я исследовал подземелье – вокруг было запустение, и я сначала решил, что своим видом распугал всех обитателей, но затем нашел дневники прежнего владельца. Одно время я жил в Персии, где меня называли мастером ловушек – местные жители любят цветистые титулы – но даже мне было чему поучится из этих записей! Помещик был человеком недюжинного ума, а его подозрительность давно перешагнула порог безумия и сияла всеми красками подлинного гения. Благодаря его хитроумным конструкциям, из подземелий мне открывался доступ в любую часть усадьбы... вот только я совсем не был готов к тому, что творилось на поверхности.

- И не говорите! - покачал головой спонсор, - По сравнению с Калиновкой даже Бермудский треугольник покажется чаепитием на кафедре английской филологии. Ужасное место.

- Рауль, еще пол-словечка, и я за себя не ручаюсь!

- Калиновка – это очаровательный городок. - натянуто улыбнулся Эрик. - Но я попал в такую эпоху, когда всё, что я если не практиковал, то по крайней мере считал правильным, оказалось не у дел. Поэтому я предпочел остаться в подземельях. Я не собирался втупать в контакт с внешним миром, и мне было все равно, какую именно дату поставят на моем могильном камне. Пока не услышал твой голос.

- Я тогда подумала, что ты ангел, явившийся чтобы покарать мою неправедность.

- Я подумал про тебя то же самое. На меня нахлынули чувства, а значит и страдания – все начиналось заново. А потом я решил – что если судьба дает мне еще один шанс? Раз уж я знаю, какие карты лежат в колоде, быть может я смогу сыграть эту партию иначе? Не повторяя тех же ошибок? Что если я буду вести себя как человек а не как зверь – быть может ты - Призрак нервно мял в руках кромку портьеры, - не испугаешься меня? Если я попытаюсь исправить изъян в душе? Согласен, это идиотские мысли, как сказал бы юный Шаньин, граничащие с инфантилизмом. Ведь мое лицо было при мне, и оно ничуть не похорошело! Схватиться за эту надежду было все равно что бродить в кромешной тьме со светлячком в качества проводника, но ... помните я сказал что к страданиям невозможно привыкнуть? Так вот, к одиночеству тоже. Я вступил в этот круг. Чем больше я узнавал тебя, тем сильнее становились мои чувства.

- Если бы я приняла твое предложение, ты увел бы меня назад? - Кристина поколебалась. - В 19е столетие?

- У меня и правда были такие намерения.

- Но это же так...

- Романтично? - перебил ее Эрик. - О да, милая, я мог бы рассказать тебе о балах и светских приемах, о катании на лодках и прогулках в Булонском лесу. О жареных каштанах и упоительном аромате кофеен. Вот только я смотрел на эту эпоху через прутья клетки, в которой меня выставляли на ярмарке уродов – и удивительное дело, мне это время таковым ну совсем не казалось! Так же эта эпоха не отличалась романтикой, когда “хозяева” задавали мне трепку, а посетители ярмарки с интересом наблюдали за процессом, потому что я был в первую очередь чьей-то собственностью, а потом уже ребенком. Да и кого волнует судьба маленького монстра? Подумай еще вот над чем – электричество не применяется, а на горячую воду из крана тоже можешь не рассчитывать – или же она будет нагреваться почти час от кухонной плиты. Далее, пенициллин не открыт, чахотка почти что смертный приговор. На фабриках ужасные условия труда, про шахты я лучше промолчу. У женщин нет прав, а если кто и попытается подать голос, то эта амазонка может запросто оказаться в психиатрической лечебнице, с диагнозом истерия и молочной диетой по часам. Но именно в эту эпоху я и хотел тебя увести... А все потому что я эгоистичное чудовище.

Несмотря на отчаянную жестикуляцию Кристина, Рауль уже не мог себя контролировать. На его глазах Призрак устроил торжественную порку горячки, а игнорировать подобные глупости было выше человеческих сил. И уж тем более выше сил юного Шаньина, посещавшего университет где один семестр равнялся годовому бюджету Калиновки.

- Эрик, вас же просто невозможно слушать! Да с такими убогими знаниями психологии вы ни в одном институте сессию бы не закрыли! Эгоизм, а? Он-то тут причем?! Вполне закономерно что вы хотели увести Метелкину к себе домой – у вас это, конечно, не получится, но сейчас это к делу не относится. Важно то, что вы хотели доказать всем тем, кто втаптывал ваше достоинство в грязь, что они вас не сломали. И что вами тоже может заинтересоваться девушка. Это нормальное желание! Вот только зря вы остановились на Крис. В этом ваша ошибка., - добавил Рауль, во время втянув голову в плечи, потому что над самой его макушкой просвистела диванная подушка. Метелкина недобро улыбнулась.

- Так или иначе, Кристина, настало время сделать выбор.

-Я уже замучилась выбирать, - понуро сказала она.

- Поверь, я знаю, - Эрик подошел у девушке, взял ее за руку, затянутую в перчатку, осторожно поцеловал кончики пальцев. Кристина чуть вздрогнула, почувствовав через тонкую ткань холод его губ – казалось, что по жилам его текла не кровь а жидкий азот. Призрак был так бледен, что воспаленные шрамы выступали еще четче на на фоне белизны здоровой половины лица.

- Но это в последний раз, - он отступил на пару шагов и замер в ожидании. Он любил ее... и боялся. Как часто ей придется выбирать его? Кроме того, она должна будет привыкнуть к той жизни, в которою Эрик собирался ее увести. Из зияющего прохода в стене все еще тянуло холодом. Глупости, зачем ей беспокоится – Призрак из тех людей, что расстелют свой плащ посреди лужи, чтобы дама не замочила туфелек. Он обещал заботится о ней, говорил, что с ним никогда не будет скучно (более того, Кристина была уверена, что каждый скучный день в году она будет обводить в календаре красными чернилами и отмечать как национальный праздник).

Если разобраться, эта эпоха не такая уж ужасная, как описал ее Эрик – ведь Кристина прочла много романов и пускай смутно, но все же представляла те реалии. Но теория одно, а вот практика... Разве какой-нибудь микробиолог согласится провести остаток дней в чашке Петри рядом объектами своих исследований? Вот-вот.

Вдобавок ко всему, была еще и разница в возрасте. Хотя Метелкина относилась к этому вопросу лояльно, но между ними разница была как минимум лет полтораста! С такими вещами тоже не шутят.

Она перевела взгляд на Рауля, привязанного к креслу как Прометей к скале. Шаньин был вполне симпатичным молодым человеком, с блестящими перспективами, из хорошей, разве что слегка зацикленной на финансах, семьи. Правда, он не любил ее ни капельки, но что такое любовь если на другой чаше весов лежит карьера, общественное положение, слава, деньги в конце концов?

И правда, что такое любовь?

-Как насчет твоих условий? - уточнила Кристина. - Если я выберу Рауля, ты убьешь нас обоих?

- Ради Бога, не подавай ему такие идеи!

Колесо судьбы зависло, поскрипывая и грозясь вот-вот повернуться, чтобы начать новый виток, а вместе с ним и новые страдания. “Ах право, как я мог позабыть? Если ты выберешь Рауля, он погибнет. Его жизнь – цена, которую тебе придется уплатить, малышка Кристина.” А потом каждое утро он будет просыпаться с мыслью, что она изменит свое решение. Но разве кто-то может выбрать его добровольно? Призрак знал ответ. Тем не менее, он мысленно толкнул колесо, и оно упало плашмя. С него довольно. Нужно разорвать круг страданий прямо сейчас.

- У тебя есть свободная воля, Кристина, мне ли чинить тебе препятствия? Если ты выберешь Рауля, я позволю вам уйти невредимыми. Но если... если вдруг...

- Почему же ты сразу не сказал? Тогда все просто! - просияла Кристина. Уверенная в своей правоте, она подошла к Призраку... и прошествовала мимо, направляясь к креслу, где томился несчастный узник.

Вслед ей донесся вздох, тихий как шелест последнего листа, что, срываясь с ветки, своим полетом стирает грань между осенью и зимой.

- Прости, Эрик.
Subscribe

  • Некромантия для чайников

    Зимние праздники — время для страшных историй, поэтому давайте узнаем, как согласно скандинавским поверьям можно воскресить мертвеца. Казалось,…

  • (no subject)

    Народная медицина такая народная. "От укуса гадюки или гремучей змеи: приложить к ране анус голубя. Иногда могут понадобиться два" (Wesley, 1768).…

  • Две баллады

    Не, ну какая же красота! Так же прелестно, как "Влах в Венеции"! Оригинал взят у student_anselm в Две баллады Как каждый год за…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Некромантия для чайников

    Зимние праздники — время для страшных историй, поэтому давайте узнаем, как согласно скандинавским поверьям можно воскресить мертвеца. Казалось,…

  • (no subject)

    Народная медицина такая народная. "От укуса гадюки или гремучей змеи: приложить к ране анус голубя. Иногда могут понадобиться два" (Wesley, 1768).…

  • Две баллады

    Не, ну какая же красота! Так же прелестно, как "Влах в Венеции"! Оригинал взят у student_anselm в Две баллады Как каждый год за…