b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:

Bücher, Bücher!

Продолжение бреда по Танцу Вампиров.

Кстати, формат будет миди, так что вся эта радость закончится относительно скоро :)


Глава 2

Альфред уронил ложку. Ее тихое бряцанье прозвучало трубным гласом в образовавшейся тишине. Присутствующие замерли на местах, словно к обеденному столу только что подсела Медуза Горгона. Для такой реакции, впрочем, у них были хорошие основание. Герберт фон Кролок не только не опоздал к обеду, по даже пришел первым, а когда Сара Шагал, озираясь по сторонам, подошла к своему месту за столом, виконт ринулся отодвигать ей стул! Если этот порыв можно было списать на временное умопомрачение, то дальнейшие события просто не поддавались логическому анализу. Герберт осведомился, хорошо ли фрейлейн Сара почивала. Герберт пододвинул к ней блюдо с кровяной колбасой, сказав, что ей нужно набирать сил перед грядущим балом. Герберт восхитился ее прической и сообщил, что давно не видел ничего столь изящного (отметив про себя, что прическа девицы Шагал напоминала дикобраза влажным утром). Теперь гостья, красная как собственная шаль, изучала свои колени, Альфред ползал под столом в поисках ложки, время от времени натыкаясь на чьи-нибудь ноги, Профессор пытался найти рациональный элемент в поведении виконта, а фон Кролок-старший просто откинулся в кресле с высокой резной спинкой и потрясенно молчал.

- Право же, виконт, - нашлась наконец Сара и одарила вампира робким взглядом. - Мне так приятно... вы такой милый... не знаю даже, как я могу отплатить за вашу доброту...

Искоса взглянув на Альфреда, который едва удержал новообретенный столовый прибор, Герберт с удовлетворением отметил, что тот начинал уязвляться. Это можно было заметить по тому, как подергивался его рот. Значит все идет по плану.

- Ах, фрейлен Сара, какие пустяки! Я рад, что сумел вас порадовать. Кроме того, думаю отцу будет приятно, если мы станем друзьями.

- Не то слово, - произнес Его Сиятельство с непроницаемым выражением лица.

Сара смущенно хихикнула.

- И все же я попытаюсь вас отблагодарить. Куколь! - слуга, прежде стоявший за креслом графа, скрылся в направлении кухни и вернулся так быстро, насколько ему позволяла хромота. В руках он держал золотой поднос с темными разводами, на котором возлежало нечто. Поскольку поднос опустился на стол перед виконтом, у него появилась великолепная возможность разглядеть подношение во всех деталях. При ближайшем рассмотрении, оно напоминало пудинг, обнаруженный во время раскопок Помпеи, потому что лишь очень мощный природный катаклизм мог создать подгорелую корку такой толщины. Герберт готов был поклясться, что увидел изюм пепельного цвета. Деликатес было обильно полито патокой и целомудренно присыпано сахарной пудрой. Вдоволь налюбовавшись лакомством, виконт отвел глаза – наверняка если его долго игнорировать, оно рано или поздно само уползет из тарелки.

- Я испекла вам Пирог, - сказала фрейлейн Шагал с интонацией шеф-повара из отеля Савой. - Угощайтесь!

Виконт сглотнул, чувствуя, что его желудок уже начал строчить ультиматум. Зато теперь он хотя бы понимал, почему этим вечером его разбудил удушливый запах гари. Тогда он было решил, что пейзане пришли жечь кресты во дворе – любимый способ скоротать выходной в здешних краях – но теперь картина прояснилась. Воистину, есть вещи о которых лучше не знать.

- С чем он? - спросил Герберт, тыкая с пирог вилкой и с тревогой замечая, что вилка погнулась.

- Это сюрприз! Вот вы отведаете и сами мне скажите!

- Видите ли, фрейлейн, я ... как бы это сказать...

- Упырь, - подсуфлировал Профессор.

- ... и мои вкусовые окончания... ну как бы атро... вобщем, я не чувствую вкус еды! Совсем-совсем.

- Не беспокойтесь, виконт, - нежно улыбнулась кулинарка. - На этот раз вы почувствуете! У этого пирога ярковыраженный вкус.

- Не хочу вас обидеть, фрейлейн Сара, но боюсь что на меня этот пирог будет потрачен впустую!

- Что ж, не хотите и не надо. - надула алые губки новоявленная Лукреция Боржиа. - Я его Альфреду отдам...

- Давайте сюда ваш пирог! - взвизгнул виконт. - Я передумал.

Герберт еще раз посмотрел на своего юного гостя, пытаясь решить, заслуживает ли он такой жертвы. Но юноша, взъерошенный и с пунцовым румянцем на щеках, казался очаровательным как никогда. Подавив вздох, вампир сосредоточенно, словно хирург проводящий операцию, отрезал кусочек диаметром в несколько миллиметров и, зажмурившись, проглотил. Теперь все сводилось к борьбе воли и желудка, кто кого переупрямит. В конце концов, желудок сдал позиции, проворчав что это он еще припомнит, часа эдак через два. Виконт старательно преобразовал гримасу боли и ужаса в улыбку. Интересно, что это все же была за начинка? Древесный уголь? Или яблоки... глазные яблоки?

- Какой на редкость от... отличный пирог, - выдавил он. - Вкус просто ... невообразимый.

- Вам правда понравилось? Я так рада! Всегда подозревала, что монахини поставили мне единицу за домоводство просто из зависти! Ну пришлось им заново потолок в кухне побелить – не велика беда...

- Sternkind! - вмешался граф, надеясь направить разговор в менее приземленное русло. - Лучше скажи, как идет подготовка к Балу? Помнишь, я говорил что если тебе нужны уроки танцев, ты можешь рассчитывать на Герберта?

- Я была бы премного благодарна, - промурлыкала Сара, - Но боюсь, что из меня никудышная танцорка. Дело в том, что у меня совсем нет опыта. В школе мне запретили танцевать.

- Это ужасно, лишать юную девушку возможности порхать по зале, на крыльях ночи... то-есть, я хотел сказать, что в школе к тебе были несправедливы, - галантно произнес граф, - Наверняка монахини считали, что иначе ты перещеголяешь других пансионерок.

- Очень может быть. - закивала Сара. - Хотя сами сестры говорили, будто это из-за того что я сломала танцмейстеру ногу.

Обеденный зал снова погрузился в густое, всеобъемлющее молчание. Даже вода с потолка, подавшись общему порыву, стала капать потише. Воспользовавшись тем, что в данный момент фрейлейн Шагал внимательно рассматривала салфетку, Герберт одним плавным движение смахнул пирог под стол. И улыбнулся такой невинной улыбкой, которая бывает только у детей, и лишь тогда, когда они доели последнюю банку оставшегося на зиму варенья, причем предварительно окунув туда бабушкиного кота.

- Ты действительно это сделала? - боязливо спросил Альфред, на всякий случай усаживаясь на стул по-турецки.

- Ну да.

- Должно быть, учитель танцев залюбовался твоей красотой, - натянуто улыбнулся граф, - запнулся, упал на пол и...

- Вообще-то нет. Вообще-то я наступила ему на ногу и раздробила кость. - сказала Сара задумчиво. - Клиновидную промежуточную. Это та которая возле возле ладьеобразной и кубовидной.

- Могу я осведомиться, откуда у столь юной особы такие обширные познания в медицине? - профессор Абронзиус посмотрел на девицу с восхищением, как Дарвин на галапагосского вьюрка.

Та пожала плечами.

- Медицинскую энциклопедия прочитала. Хотелось узнать, за что меня так наказали.

- Все-таки в твоей школе были слишком суровые порядки, - заметил Его Сиятельство, но без особой уверенности.

- Ой, даже вспомнить страшно! Верите ли, монахини запрещали мне принимать ванну, говорили что это вредно для здоровья.

- Прискорбно слышать, что столь дикие суеверия существуют в наш просвещенный век.

- Ну хотя бы вы меня понимаете, Ваше Сиятельство. А то монахини утверждали, что если купаться 12 раз в день, то можно уничтожить полезную микрофлору и понизить иммунитет. Вот ведь мракобесие, правда?

В первый раз за всю ночь Герберт подумал, что поухаживать за Сарой было, возможно, не такой уж блестящей идеей. Но если начал, то нужно продержаться до конца. Тем более что Альфред казался уязвленным дальше некуда. Юноша уже начал мелко трястись, сжимая и разжимая кулаки. Еще немного, и он совсем затоскует без сиятельного внимания виконта!

С опаской глядя на Сару, молодой ученый осторожно опустил ноги, но в этот самый момент кровь отхлынула от его лица. Альфред автоматически перекрестился, заставив обоих фон Кролоков отшатнуться, и прошептал с отрешенным видом.

- - Там ... под столом ...там что-то сидит.

- Что? - подался вперед профессор.

- Не знаю.

- Шевелится?

-Нет. Пока что нет. Такое твердое и как бы слизкое.

- Не пугайся, мой мальчик, я сейчас проверю.

- Только вы мне не говорите что там такое, хорошо? - на всякий случай попросил юноша, вновь подтягивая колени чуть не до подбородка.

Когда Куколь явственно прочел в умоляющем взгляде виконта и дополнительный выходной, и прибавку к жалованью, он громко прохрипел,

- Ваше Сиятельство...архр хех... я находить та книга, которая вы обещать показать господин профессор.. аргххх... Она сейчас быть в библиотека...хрррххх...

Здесь внимательный читатель, пожалуй, задаст вопрос – в чем причина столь разительной лингвистической перемены Куколя? На сей счет существует следующее объяснение: проблемы с согласованием членов предложения и частое употребление междометия «арррхмм» входит в код поведения трансильванских слуг. Для Куколя это было частью парадной ливреи. Ведь посетители мрачного замка над обрывом будут бесконечно разочарованы если узнают, что прислуживающий им горбун свободно изъясняется на нескольких языках, не считая диалектов, и пишет мемуары на досуге.

- Ты не мог найди другое время, что это сообщить? - раздраженно отозвался граф, чьи взгляды на иерархию были весьма консервативны. По его мнению, слуги в присутствии хозяев должны были стремиться к максимальному сходству с мебелью, а о том чтобы заговорить без разрешения и речи быть не могло – выражение «укоротить язык» фон Кролоки понимали в самом что ни на есть неметафорическом смысле.

- Ту самую книгу? Гримуар 15 го века? «Носферат и методы истребления его» авторства графа Маледиктуса Валахского? О, небеса! Помнишь, мой мальчик, я рассказывал что эта книга изменила саму историю ламиелогии? Неужели я смогу прочесть ее в оригинале! - Абронзиус зажмурился от удовольствия, даже его лохматые брови выражали восторг. - Граф, сейчас самое время наведаться в библиотеку. Ведь следуя логике, ничто не стимулирует мозговую деятельность так как сытный обед!

- Господин профессор...

- И слушать ничего не желаю! Умоляю, граф, пойдемте немедленно!

- Последнее желание гостя для меня закон, - граф промокнул губы батистовой салфеткой, встал и сделал приглашающий жест в сторону дверей, куда и устремился профессор, волоча за собой Альфреда. Сара вприпрыжку побежала за ними, наверняка из чистого конформизма – по мнению виконта, книги ее интересовали лишь потому, что из них можно было делать папильотки. Оставшись в одиночестве, Герберт фон Кролок первым делом засмеялся, прикрыв рот кружевной манжетой. Можно только представить с каким энтузиазмом Профессор будет конспектировать «Носферата.» Граф Маледиктус Валахский, троюродный дядя Герберта, совместил в этом труде две свои страсти – графоманство и любовь к практическим шуткам. Благодаря его книге, многие поколения охотников на вампиров выросли в уверенности, что лучший способ упокоить немертвого это рассыпать перед ним рис – причем ни всякий, а собранный бенгальской девственницей в полнолуние в високосный год - или украсть его носок. В свои носки специально для таких случаев дядюшка Маледиктус засовывал петарды. Ну да черт ему судья, каждый развлекается как может. И юный виконт тоже готовился поразвлечься.

- Нет, ты видел выражение его лица? - спросил он, когда горбун вернулся с тележкой, убрать со стола. - Бедняга Альфред дрожал как осиновый... тьфу ты... как какой-нибудь другой лист. Мне даже захотелось обнять его, успокоить, сказать что я люблю только его, но мы фон Кролоки в своих намерениях тверды.

- Я заметил, сударь.

- А эта негодная Сара прямо таки разомлела. Еще бы, ведь не часто деревенские простушки получают знаки внимания от аристократов...

Слуга тихонько вздохнул. Несмотря на все его причуды, виконт фон Кролок был славным вампиром и не заслуживал той беды, которая зависла над ним как нож гильотины. А если уж продолжать сравнение, то виконт, наоборот, торопил телегу для осужденных, потому что ему не терпелось узнать, в честь чего же собралась такая толпа и кто этот странный малый с мешком на голове - «Должно быть, там что-нибудь интересненькое!» Бедный, бедный Герберт! Он вырос в мире, где верхом коварства считалось проснуться пораньше перед Балом и, тихо посмеиваясь, заколотить досками гроб соседа. Настоящие интриги были ему внове.

- Кстати, о фрейлейн Саре, сударь. Она попросила Ваше Сиятельство нанести ей визит в ее же спальне.

- Что, прямо сейчас?

- Боюсь, что да.

- Ну а мне бояться нечего. - виконт направился из залы, насвистывая. - Наверное хочет извиниться за пирог. Кстати, если Альфред спросит, я скоро буду у себя.
Tags: fanfic
Subscribe

  • Доисторические леди

    Совершенно пятничные картины от французского художника Léon-Maxime Faivre, любителя рисовать полуобнаженных дам, желательно первобытных или…

  • Рисунки Бронте

    Как и большинство девиц из среднего класса, сестры Бронте с детства увлекались рисованием. Наряду с пением и игрой на пианино, рисование входило в…

  • Joseph Edward Southall

    Несколько ярких летних картин английского художника Joseph Edward Southall (1861 – 1944), участника движения Искусств и Ремесел. В молодости…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Доисторические леди

    Совершенно пятничные картины от французского художника Léon-Maxime Faivre, любителя рисовать полуобнаженных дам, желательно первобытных или…

  • Рисунки Бронте

    Как и большинство девиц из среднего класса, сестры Бронте с детства увлекались рисованием. Наряду с пением и игрой на пианино, рисование входило в…

  • Joseph Edward Southall

    Несколько ярких летних картин английского художника Joseph Edward Southall (1861 – 1944), участника движения Искусств и Ремесел. В молодости…