b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:

Bücher, Bücher!

Та-да! Предпоследняя глава фика! Скоро закончится весь этот маразм :) Так что если хотите дать мне подзатыльник за эту писанину, то поторопитесь, потому что скоро такой возможности у вас уже не будет.
Ах да, дисклеймер - откройте свое сознание пошире, потому что написанное в этом фике наверняка будет непросто переварить :)))

Итак, предпоследняя глава...


Глава 12

Сапоги Альфреда вновь сделались интересными. Юноша изучал их секунд 20 – что по его меркам равнялось демонстрации гражданского неповиновения – потом опустил плечи и, тщательно избегая смотреть на виконта, поплелся к Профессору. Тот немедленно наградил его тяжелым саквояжем. Виконт вдохнул, готовясь громогласно выразить протест, но его разум на время поместил происходящее в категорию «слишком ужасно чтобы быть правдой» и переметнулся к другой проблеме – к самоизбранной будущей матери Герберта.

В принципе, касательно фрейлейн Шагал все вернулось на круги своя. Девушка досталась отцу, как Герберт и полагал изначально. Но теперь, когда ему довелось как следует изучить ее характер, он понял что Сара будет из породы тех мачех, которые считают самым лучшим подарком фартук, а самым полезным занятием сортировку проса и пшена (не то чтобы последний пункт был для вампира проблемой). Дай ей волю, она тут же насыпет ему в гроб золы! Вдобавок, Сара решила всерьез заняться его воспитанием. И когда девушка приветливо помахала рукой, виконт представил как эти хрупкие пальчики выкручивают ему уши...

Существование бок-о-бок с ней будет воплощением дневных кошмаров, но Герберт не намеревался бороться с этим ужасом в одиночку. О нет! Альфред остается здесь и точка. Теперь нужно было уговорить герра Абронзиуса расстаться с ценными кадрами. Поскольку нет аргумента убедительней, чем чьи-то клыки в миллиметрах от вашей шеи, виконт вскочил со снега и подошел к Профессору, который уже грузил саквояж на сидение саней. Погруженный в мысли – наверняка витавшие вокруг парочки объемистых чемоданов – фон Кролок даже не пытался остановить сына. Но вместо того, чтобы обратить внимание на удлинившиеся клыки вампира, Абронзиус вдруг заинтересовался его ранением.

- Превосходная работа, Альфред! - Профессор вынул из кармана лупу и рассмотрел перевязанное плечо виконта. - Я так и думал, что этот полоумный ретроград Блюхер завалил тебя на экзаменах из чистой подлости. О да, Альфред, он наточил на тебя зуб, когда ты отказался препарировать ту лягушку. Но я всегда знал, что из тебя выйдет хороший доктор.

Сара Шагал, поправлявшая прическу, громко фыркнула и выплюнула шпильки.

- Между прочим, это я перебинтовала Герберта!

Ответом ей послужил снисходительный смех фон Кролока.

- Ты? Да быть того не может, чтобы твои маленькие ручки были на это способны, Штернкинд. Заниматься медициной – это ведь не пряжу мотать, а куда более ответственное занятие.

- Отец, меня и правда перебинтовала Сара, - вступился Герберт. - Хотя у Альфреда получилось бы не хуже.

- Пустое! -отмахнулся фон граф. - Хватит дурачится, сейчас не время для розыгрышей. Никогда не поверю, что у нашей Сары получился бы такой хороший результат. При всей моей к ней любви, она всего-навсего девица. А значит ее связь с медициной ограничивается разве что щипанием корпии. Видишь ли, Герберт, для занятий наукой требуется определенный уровень интеллектуального развития, который представительница прекрасного пола – увы! - просто не может достичь.

Но фрейлейн Шагал крепко вцепилась в заслуженные лавры.

- Быть может, Его Сиятельство не будет столь уверен, если я скажу, что пуля по всей вероятности прошла над легочной артерией, не задев ее, иначе было бы больше крови. Когда я осмотрела Герберта, то могла пронаблюдать очень быструю регенерацию кожных покровов, но поскольку кровь еще текла, я велела ему оставаться на снегу, чтобы сузились сосуды. Согласно логике, тогда он терял бы кровь в меньших объемах.

Девушка умолкла, заметив что мужчины, замерев в разных позах, внимали ей в молчаливом изумлении. По крайней мере, Профессор смотрел на нее так, будто она была новой реинкарнацией Авиценны.

- Согласно чему? - переспросил он.

- Л-логике.

- Что, собственно, и следовало доказать. - усмехнулся фон Кролок. - Штернкинд, пожалуйста прими мои извинения. Я постараюсь, чтобы дискомфорт был минимальным.

- О чем вы?

- Это была попытка получить индульгенцию за еще не совершенный грех. Сара Шагал, подойди ко мне!

Почуяв неладное, девушка застыла как вкопанная.

- К сожалению, тебе все же придется выполнить мой приказ. Дело в том, что из библиотеки пропала еще одна книга. И судя по тому, как топорщится карман твоего платья, я даже знаю ее месторасположение... Мне рассказать присутствующим, что это за книга?

В мгновение ока щеки Сары своей краснотой перещеголяли даже ее платье.

Когда Герберт и Альфред переглянулись, в глазах у них был молчаливый вопрос, и не нужно быть гением чтобы догадаться какой именно. «Не иначе как Декамерон», уважительно подумал ученый. Согласно тетушке Альфреда, эта книга была столь непристойной, что ее читатель получал билет в один конец до ада. А виконт, хорошо знакомый с содержанием библиотеки, так просто терялся в догадках. Сара могла слямзить все что угодно. Например, сборник японских гравюр, после просмотра которых фраза «любить морепродукты» навеки приобретала двойной смысл. Или же пособие под авторством индийского мудреца, считавшего главным качеством хорошего любовника умение почесать мочку левого уха большим пальцем правой ноги. Ну или какое-нибудь сочинение о буднях в гареме, где в пору проводить конкурс «кто дольше просидит свесив ноги в бассейн и покуривая кальян и не завоет при этом от скуки.» А скука, как известно, даже евнухов толкает на разные авантюры.

На самом деле, немертвые считали эти книги невинной беллетристикой, которую запросто можно читать за завтраком, даже не пряча под стол. Ведь по-настоящему неприличной была только одна книга – Атлас Солнечной Системы. Раскрыв ее на первой странице, вампиры хмурились, а вампирессы тянулись к нюхательным солям...

Сара сделал несколько неуверенных шагов и... что-то случилось. Остальные увидели лишь мелькание черного и красного, и только виконт фон Кролок сумел разбить этот эпизод на составляющие. В его глазах произошедшее выглядело так: отец схватил Сару за руку, дернул к себе, и, прежде чем она успела разработать стратегию обороны, сжал ее подбородок. От испуга зрачки девушки расширились – только на мгновение – но для вампира и этого было достаточно, чтобы шагнуть внутрь... и еще глубже. Ее сознание лежало перед ним словно открытая книга – вернее, открытая книга, которая норовит вырваться, порезать тебе ладонь страницами или прищемить палец. Но фон Кролок и не рассчитывал на теплый прием. Теперь следовало действовать быстро. Его гипотеза не просто граничила, а уже перешагнула грань сумасшествия, но ничто не мешало ее проверить. И это был если не самый приятный, то уж точно самый верный способ.

До начала эксперимента, граф не питал надежд на быстрый результат. Разум Сары представлялся журналом дамских мод. Пожалуй, ему придется продираться через сотни страниц с разной дребеденью, прежде чем он найдет нужную информацию. Но теперь... Его брови удивленно поползли вверх. Если это и был журнал, то уж точно с модой никак не связанный. И нужная информация была написана на каждой странице. Даже на полях. Красными чернилами.

- Сара Шагал, ты ящик Пандоры, - прошептал вампир и разжал руки. Массируя виски, девушка рухнула у его ног и забилась в рыданиях.

Да как вы смели?! Ох, что со мной будет? Теперь, когда вы знаете про меня всю правду, вы ведь не женитесь на мне! И никто, никто не женится, потому что такая я никому не нужна! Вы погубили меня, Ваше Сиятельство! За что?!

Альфред ринулся к девушке, но виконт предупредительно схватил его за плечо. Отец знает что делает. Ну... в большинстве случаев. Зато Профессор Абронзиус, с зонтом наперевес, решительно подошел к графу.

- Фон Кролок, немедленно прекратите ее мучить! Даже от вас я не ожидал такой жестокости! У вас вообще сердце есть?

- Есть, - ухмыльнулся вампир, - между шестым и седьмым ребром. А моя жестокость не идет ни в какое сравнение с... ее собственной. Никто не может обидеть нас хуже и унизить больнее, чем мы сами. Только мы знаем, где в прореха в нашей кольчуге и куда нужно направить копье. Так что пусть она поплачет, а когда протрет глаза, то быть может увидит, что мир не такой мерзкий, как ей казалось ранее. Штернкинд, - склонившись над девушкой, фон Кролок участливо погладил ее по растрепавшимся волосам и помог встать. - Скажи, по каким предметам у тебя были отличные отметки?

Отворачиваясь, та пробормотала.

- По арифметике, логике и латыни.

- Чем равняется квадратный корень из 167?

- 12,922848

- Опиши строение уха.

- Auricula, meatus, incus, malleus... ох, если папа узнает, он меня убьет!

- А с твоим отцом мне еще предстоит серьезный разговор! И как он только додумался – наказывать тебя за то, что ты не похожа на других девушек, и принуждать тебя к тому, что тебе противно...

- Ну что возьмешь со смертных? - поддакнул Герберт. - Они обращаются со своими отпрысками из рук вон плохо. Не то что мы, вампиры. Мы ж так никогда не поступаем.

Измерить долю сарказма в словах виконта не представлялось возможным, потому что измерительный прибор непременно бы задымился. Граф лишь сверкнул глазами в сторону сына и вновь обратился к Саре.

- На самом деле, все не так плохо.

- О, «плохо» ту вообще не причем. - согласилась Сара, - ПОТОМУ ЧТО БОЛЕЕ ПОДХОДЯЩИМ СЛОВОМ БУДЕТ «АПОКАЛИПТИЧЕСКИЙ КОШМАР»!!! Ну допустим я прочитала медицинскую энциклопедию от корки до корки, но прок от этого какой? Чтобы ощипать курицу знание анатомии не требуется. Да, я умею умножать трехзначные цифры в уме, но у меня никогда не будет столько грошей, чтобы считать их столь экстравагантным способом. Я умру в нищете, старой девой! Ну скажите, неужели кому-нибудь нужна такая супруга? Ведь жена должна быть ангелом в доме.

-Поверь, Сара, ты настоящий ангел, - честно сказал Герберт. Для упыря ангел – это существо, от которого исходит солнечный свет и пахнет ладаном, которое держит в руках крест и изъясняется цитатами из псалмов. Иными словами, очень неприятный гость. А фрейлейн Шагал могла заткнуть за пояс все девять ангельских чинов.

- Ты мне льстишь, - всхлипнула девушка. - Вот помнишь ты спрашивал, есть ли у меня высокие устремления? Представь себе, они у меня имеются. Как только я в первый раз увидела мышцу в разрезе, мне захотелось стать доктором... Но только в университеты женщин не принимают, я же знаю.

Профессор неопределенно помахал зонтом.

- На самом деле, такая парадигма мышления свое уже отживает. Прогресс медленно, но все же добирается и до науки. Вот, к примеру, сколько веков ламиелогия была в опале, но в Кеннигсберге ее наконец признали полноценной дисциплиной...

-Кстати о вашей альма матер, Профессор. Вам знаком некий Генрих фон Граб?

Абронзиус задумчиво потеребил кончик носа.

- Вы о докторе Грабе? Который основал кафедру гематологии и возглавляет его уже почти 80 лет?

- Столетьем больше, столетьем меньше.

- Он любит устраивать заседания кафедры в полночь? - уточнил Альфред.

- А среди его студентов стопроцентная посещаемость, потому что те, кто завалил экзамены, таинственным образом исчезают?

- У него на щеках такая щетина, словно он бреется, не глядя в зеркало?

- Да, это добрый старый Генрих. На месте Сары я бы обратился к нему с просьбой о зачислении.

- Боюсь, это неосуществимо, - нахмурился Абронзиус. - Доктор Граб весьма консервативен, до сих пор в кровопускания верит. А о его неприязни к прекрасному полу ходят легенды. Скорее всего, он не позволит фрейлейн Шагал порог переступить...

- Сдается мне, что он передумает если Сара передаст от меня дружественный привет. И скажет, что в моих мемуарах, которые почти готовы к публикации, я, пожалуй, не стану упоминать тот эпизод, когда он пробрался в монастырскую школу, но вместо дортуара воспитанниц попал в келью к матушке-настоятельнице.

- Бедняжка! - воскликнул жалостливый Альфред.

- Да, его и правда жаль. Синяки от четок сходят очень долго. Так же упомяни про то, как однажды он попытался соблазнить юную прелестницу в прямо ванной – у нас, немертвых, это любимый способ знакомства. Мы не любим проволочки. Но увы! Бедняга Генрих наступил на мыло, в следствии чего бултыхнулся в воду. Когда же на грохот сбежалась вся челядь, наш герой обратился в летучую мышь, упорхнул в окно, но от волнения потерял ориентир и натолкнулся на ворота. Вороты были железными, он был мокрым насквозь, а на дворе стояли февральские морозы. Отскабливать его от металла было довольно забавной процедурой... Если ты напомнишь ему об этом маленьком происшествии, Штернкинд, он тебе стипендию назначит.

Первой мыслью Сары было попросить календарь – вдруг 1е апреля уже наступило, а она даже не заметила. Но Профессор тут же подхватил ее под локоть.

- Вот видите, фрейлейн, проблемы разрешились сами собой, - молодцевато разгладив усы, он подмигнул девушке. - А если хотите для начала повращаться в научных кругах, присмотреться к академической карьере, то почему бы вам не поехать с нами на конгресс в Венецию?

- Венеция? А где это? - слабым голосом спросила девица.

- В Италии, фрейлейн. Гондолы, палаццо...

- ... И ОЧЕНЬ МНОГО ВОДЫ! - одновременно выкрикнули отец и сын фон Кролоки.

- В таком случае, я бы с удовольствием, но... - Сара замялась, - в каком качестве я с вами поеду? Боюсь, мама с папой очень расстроятся, если у них за спиной будут шептаться... о всяком.

Профессор снял очки и рассеяно протер их полой сюртука. Как замечательно, что в Трансильвании стоят суровые морозы. Щеки у него покраснели уже давным давно. Теперь их цвет изменился разве что на пару оттенков, никто не заметит. Такого смущения он не испытывал с тех пор, как в первый раз подавал декану просьбу о субсидировании кафедры ламиелогии. Когда декан, подмигивая остальным преподавателям, дошел до слова «осиновые колья» в графе «Расходы», в его устах оно прозвучало как «погремушки.» А услышав вопрос «Не требуется ли г-ну Абронзиусу к чесноку еще и сало, чтобы превратить университет в колбасный цех?» юный ламиеолог готов был под землю провалится. Это было лет 30 назад. С тех пор непоколебимая вера в того, что его окружают одни идиоты, помогала Профессору находить выход из любых затруднительных ситуаций. Но сейчас с ним разговаривала Сара Шагал, которая, увы, не была идиоткой.

Наоборот, она была самой красивой и умной девушкой в мире.

- Фрейлейн Шагал... мне не стоит даже затевать этот разговор, потому что согласно логике шансы мои равны абсолютному нулю. Я всего-навсего выставлю себя Панталоне, но... Ох... И уж тем более я не могу тягаться с Его Сиятельством, владыкой здешних земель. Ты заслуживаешь богатства и роскоши...

- Да откуда у нас роскошь? - вклинился Герберт, - В замке ремонт уже почитай лет двести не проводился.

-Вот именно! - одобрил отец. - Сквозняки такие что гобелены со стены сдувает...

- Кровати пополам складываются, если их заденешь ненароком...

- Иными словами, мой замок – это не место для юной талантливой девушки...

- Ты здесь вервольфом завоешь, Сара.

- Я всего лишь хотел сказать, что не смогу обеспечить тот уровень жизни, которого фрейлейн Шагал заслуживает, - вздохнул Профессор.

- Ой ли? - граф улыбнулся. - Антикварные магазины готовы любые деньги заплатить за гримуары 15го века...

- Это вы на что намекаете?

- Да ни на что особенное, просто мысли вслух.

- Сара... то-есть, фрейлейн Шагал... я хотел вам предложить...
- Что, Профессор? - девушка взмахнула слипшимися ресницами.

- Ничего! Не следовало мне вас тревожить понапрасну. Все это лишь пустые чаяния! Из всех здесь присутствующих я единственный, на кого вы совершенно не обращали внимания, не удостаивали даже легкого кивка...

Первым в себя пришел Герберт, который, закрывая рот ладонью, затрясся от беззвучного смеха. Обхватив виконта за плечи, ему вторил Альфред, и даже Куколь позволил себе криво ухмыльнуться, приоткрыв неровные желтые зубы.

- Каким бы неправдоподобным не было мое предложение, но в конце-то концов, господа, хорошие манеры еще никто не отменял! - взорвался Абронзиус.

Порывшись в глубоком кармане платья, Сара вытащила небольшую книгу в красном сафьяновом переплете и протянула ее Профессору, заглавием вниз.

- Быть может, это поколеблет ваше мнение, господин Профессор? - улыбнулась девица.

- Но это же моя «Летучая мышь», - Абронзиус недоуменно покрутил книгу в руках. - Откуда она у тебя?

- Я взяла ее в бессрочный заем у господина графа, - приосанилась Сара. -Всю библиотеку пришлось перерыть, потому что ее по ошибке поставили в раздел «Юмор.» Вот только вы ее подписали Его Сиятельству. Могу я рассчитывать на собственную копию с вашим автографом?

- Разумеется, можешь выбрать любую, у меня дома много не распроданных экземпляров... потому что ситуация на рынке тогда была неблагоприятной, - сказал Профессор. Он предпочел не упоминать, что низкий товарооборот «Летучей мыши» был связан с тем, что декан - этот ретроград из чьей головы сыпется даже не труха, а отруби - начал рецензию на нее словами «Чем бы дитя не тешилось...»

- Значит, я могу выбрать лично?

- Ну да... Фрейлейн Шагал, вы хотите сказать, что вы ее прочитали?!

- Конечно, даже несколько раз. Меня всегда интересовали летучие мыши, с того самого момента как одна из них запуталась в волосах моей классной дамы.

- И вам понравилось?

- Спрашиваете! Особенно когда она начала визжать и биться головой о стены...

- Нет, я про книгу.

- Очень, - девушка потупилась. - Я закрывала глаза и мечтала, что когда-нибудь сам автор расскажет мне про сложный механизм эхолокации у этих созданий ночи, объяснит, каким образом они могу спать вниз головой без кровоизлияния в мозг... Но я бы никогда не осмелилась даже подойти к вам. Ведь вы светило науки, так что согласно логике, мои шансы равнялись 0,001.

- А почему именно 0,001? - поинтересовался виконт.

- Я надеялась, что если испеку ему что-нибудь вкусненькое, быть может, он заметит меня. Путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Виконт согласно закивал. Он до сих пор помнил, как его сердце сжалось от ужаса, когда кусочек магматического пирога коснулся его желудка.

- Не нужно мне от вас ничего вкусненького! - вовремя спохватившись, Абронзиус поправился. - Вернее, я хотел сказать что вы мне и без всяких пирогов дороги.

- Это такой утилитарный подход – заставлять женщину готовить, - заметил граф. - Тебя, Штернкинд, не следует даже на порог кухни пускать, ибо бытовая рутина наверняка противна твоему научному складу ума. Думаю, господин Профессор сможет нанять кухарку за деньги, вырученные после продажи...

- Сара! - перебил Профессор, обращаясь к девушке. - Если бы я предложил тебе руку и сердце...ну, в порядке эксперимента...

- Я бы сказала, что он увенчался положительным результатом, - снова улыбнулась она. - Можно на патент подавать.

- Ты... ты выйдешь за меня замуж?

- И чем скорее, тем лучше! А то нехорошая тенденция наметилась, - девушка махнула рукой в сторону своих многочисленных несостоявшихся супругов.

- Дай подумать. Логика подсказывает, что повенчаться мы не сможем, потому что церковь вроде бы запрещает браки после полудня. Хотя данный момент можно теоретически рассматривать и как время до полудня, смотря что принять за точку отсчета...

- Зато мы можем расписаться перед мировым судьей! - просияла Сара.

- Прекрасная мысль! Поехали в деревню, вытряхнем магистрата из постели...

- Не беспокойтесь, никого будить вам не придется, - сказал граф и добавил в ответ на недоуменный взгляд жениха, - Согласно нашим законам, полномочия магистрата возлагаются на самого знатного землевладельца. Куколь! Бумагу мне, чернильницу и перо.
Tags: fanfic
Subscribe

  • Bücher, Bücher!

    Все, конец!!! Ура, я наконец-то дописала этот бред. Конечно, флафф непролазный, ну и ладно, не все ж мне над ними издеваться. Для читателей я…

  • Bücher, Bücher!

    Для начала небольшое объяснение - когда я начинала писать эту фигню, я правда не знала, что так втянусь. Думала, будет мини. Щаззз, аж три раза.…

  • Bücher, Bücher!

    Еще одна глава фика - Остапа понесло, так что это не последняя глава, а предпоследняя, или даже препрепоследняя, если мне не удастся дать себе по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments

  • Bücher, Bücher!

    Все, конец!!! Ура, я наконец-то дописала этот бред. Конечно, флафф непролазный, ну и ладно, не все ж мне над ними издеваться. Для читателей я…

  • Bücher, Bücher!

    Для начала небольшое объяснение - когда я начинала писать эту фигню, я правда не знала, что так втянусь. Думала, будет мини. Щаззз, аж три раза.…

  • Bücher, Bücher!

    Еще одна глава фика - Остапа понесло, так что это не последняя глава, а предпоследняя, или даже препрепоследняя, если мне не удастся дать себе по…