b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Кроссоверный фик

Продолжение фика - когда будет следующее, я даже не знаю.

Глава 11

Герберт поднялся по лестнице, продолжая удивляться, как он согласился на эту аферу. Ведь у него нет ни грамма уверенности, что сам Эрик одобрил бы такую затею. А что если он застукает виконта в грим уборной Кристины Даэ? Небось, решит что события развиваются в геометрической прогрессии – сначала Герберт оттяпал его ложу, потом вторгся во владения, а теперь решился покуситься на самое дорогое. Сколько вампир помнил себя, женщины не приносили ему ничего кроме неприятностей. Сегодняшний день тоже не казался переломным моментом в его отношениях с противоположным полом. Оставалось лишь уповать, что все разрешится быстро – что при первом же упоминании Призрака сердце Кристины растает, как сладкий лед под полуденным солнцем. Тогда девушка выгребет весь пепел из камина, чтобы посыпать себе голову, и слезно покается в предательстве. Хотя с большей уверенностью можно было ожидать свиных стай в небе, причем на той неделе, когда Пасха и Пятидесятница будут праздноваться в один день, а в аду появятся сосульки.

Стены с дверями тянулись на мили, но еще ни на одной табличке он не прочел заветное имя. Можно, конечно, просто хлопать дверьми и заглядывать внутрь – та комната, из которой донесется наиболее мелодичный визг, и будет гримеркой фрейлейн Даэ. Но хорошие манеры пока что никто не упразднял.

К счастью, свернув в очередной коридор он наткнулся на группу маленьких балерин, с раскрытыми ртами внимавших даме, что высилась над ними как скала на барашками волн. Заметив посетителя, одетого элегантно и дорого, девочки на всякий случай сделали реверанс. Их наставница лишь величаво кивнула. Сначала Герберт принял ее за старуху, но такое впечатление создавалось из-за ее одеяния. Облачена она была в безупречно отглаженное платье того цвета, который вежливые люди называют «немарким.» В руках, затянутых в аккуратно заштопанные перчатки, женщина держала помятый ридикюль, которым, казалось, долго колотила себя по чепцу, столь же скомканному. Чепец украшали более чем знакомые бумажные цветы. Они же виднелись корсажах маленьких балерин. Похоже, оперный люд наведывался в сад Маргариты, словно тот был магазином модистки.

Когда виконт успокоил свое попранное чувство прекрасного и пригляделся получше, он заметил что даме было не больше 40. Она обладала твердым подбородком, серыми, слегка усталыми глазами и губами, сжатыми в тонкую линию. Тем не менее, судя по морщинкам у крыльев носа, эта особа была не прочь и посмеяться, и побалагурить. С друзьями, конечно. Впрочем, при одном взгляде на нее каждый мечтал стать ее другом, потому альтернатива открывалась угрюмая. Сия матрона могла не только согнуть подкову, но и оставить вмятину на наковальне.

- Кого-то ищете, молодой человек? - поинтересовалась дама, выступая вперед, словно наседка перед цыплятами. Хотя цыплята и сами могли вмиг ощипать любого коршуна.

- Да. Вы не знаете, где находится грим уборная мадемуазель Даэ?- спросил виконт. Ответом ему стало тихое, как плеск ручейка, хихиканье балерин.

- Знаю, - сказала дама. - На что она вам?

Вампир растерялся. Фраза «Я пришел чтобы уговорить Кристину Даэ, которой я еще не представлен, расстаться с Раулем де Шаньи, с которым тоже незнаком, и выйти замуж за Призрака, которого я ни разу не видел» разонравилась ему в одночасье. Но из толпы вдруг вынырнула тонкая фигурка и довольно фамильярно подергала женщину за локоть.

- Все в порядке, мама. Это тот давешний господин, которому билетов не хватило. Наверное, я раздразнила его воображение и теперь он явился посмотреть на нашу Кристину. Я его провожу, - произнесла она тем тоном, которым гид сообщает «А сейчас я покажу вам комнату, в которой прежний владелец поместья умертвил свою жену!»

Теперь Герберт опознал Мег Жири, кладезь информации о Призраке Оперы. При ближайшем рассмотрении она оказалась невысокой, худенькой девочкой, для которой слово «фрукты» всегда было абстрактным понятием.

- Проводи, коли так, - разрешила ее матушка. - Только на репетицию не опоздай.

Мег кивком указала направление, и Герберту ничего не оставалось, как последовать за местной Ариадной. Мадам Жири задумчиво посмотрела им вслед. Белокурый юноша с плавной походкой от бедра, сладкой улыбкой и тяжелым взглядом ей не понравился. Нет, вы только посмотрите на его длинные локоны, собранные в хвост! Ох уж эти новые поветрия в моде. Вот в прежние времена таких неприличных причесок просто не носили!

Но по крайней мере, дочку с ним можно отпустить без всяких опасений. По той простой причине, что Мег носит пачку, а не штаны. Да, рядом с ним девочка будет в безопасности.

Это обстоятельство в одночасье перевело незнакомца в категорию «довольно милый молодой человек.»

Билетерша даже уронила сочувственную слезу. Что ему-то понадобилось в гримерке Кристины Даэ? Интересно, сколько он там продержится?

За время службы мадам Жири твердо уяснила - Творец даровал людям мозги, но когда создавал Кристину, под руку Ему случайно подвернулся комок сладкой ваты.

Бедный, бедный мальчик!

***

- Стало быть, это ваша матушка, та самая, что у Призрака в конфидентках? - спросил Герберт, чтобы скоротать дорогу.

- Ага.

Виконт подумал, что Призрак, со всей его любовью к мрачной готике, мог избрать наперсницу и позагадочней. Ну там какую-нибудь даму, затянутую в черное бархатное платье, с хрипловатым голосом и тростью в тонких, но властных руках.

Вслух он ничего не произнес.

- Кстати, сударь, мы уже второй день знакомы, а я все еще не знаю вашего имени, - тряхнув смоляными кудрями, Мег улыбнулась.

- Виконт Герберт фон Кролок, к вашим услугам, - рассеяно отозвался вампир, прокручивая в голове речь к мадемуазель Даэ.

Глаза балерины округлились.

- Так вы в-виконт? Сын графа, да? - прошептала она почти с ужасом. - У вас есть родственники при дворе?

- При каком дворе?

- При любом.

Герберт несколько опешил. Конечно, он был наслышан о том, что жрицы Терпсихоры проводили свободное время в поисках богатых покровителей, но юная Жири была чересчур разборчивой даже по этим меркам. Если девчушка из кордебалета мечтает опутать сетями как минимум камергера, то на что похожи примы-балерины? Определенно, Опера нравилась ему все меньше и меньше.

Впрочем, главное чтобы девица не возымела матримониальных планов в отношении его самого. Только повторения старых кошмаров еще не хватало. А то снова захочется спать в гробу со светом.

- Нет, - ответил Герберт, и это было чистой правдой. В последний раз представитель рода фон Кролоков посещал придворную ассамблею аж в 1766 году. Это был Готфрид «Ненасытный» фон Кролок, которому взбрело в голову заявится на бал к императрице Марии-Терезии. Тот бал вошел в придворные летописи как самый скучный за многие годы. Под конец кавалерам приходилось танцевать друг с другом, потому что запас дам за несколько часов успел таинственным образом иссякнуть.

Мег пожала острыми плечами.

- Тогда все в порядке. Кстати, вот мы и пришли.

Задумавшись об оперных нравах, вампир перестал обращать внимание на окружающую обстановку, поэтому не был готов к столь разительной смене декораций. Теперь он стоял перед дверью, оббитой красным плюшем, а табличка, обрамленная бордюром из роз, гласила «Кристина Даэ.» Имя было написано курсивом. Опустив глаза, виконт фон Кролок заметил белый коврик для ног с дружелюбной надписью, приглашавшей войти. Коврик сиял чистотой, из чего следовал вывод, что посетители осторожно перешагивали через него, не смея коснуться грязными подошвами девственной белизны.

Герберту сделалось жутко.

Если барышня поставила ловушку прямо перед порогом своей комнаты, от нее можно ожидать все что угодно.

- Дальше идти не я решаюсь, - мрачно промолвила Мег, теребя бант на поясе.

- Вы ведь подождете меня здесь?

- Увы, мсье, я опаздываю на репетицию. Но вы не бойтесь. Главное, улыбайтесь и разговаривайте спокойным, ровным тоном.

- Но что я ей скажу?

Девушка посмотрела на него чуть снисходительно, будто на несмысленыша.

-Говорить вам вообще не придется, - промолвила она и, развернувшись на балетках, побежала прочь.

Еще раз изучив коврик, виконт фон Кролок зажмурился и постучал в дверь. Может быть, Кристина тоже на какой-нибудь репетиции?

- Входите! - раздалось приглашение. Казалось, все три слога были щедро присыпаны сахаром.

Повинуясь ее голосу, Герберт отворил дверь, перепрыгнул через коврик, что само по себе было на грани эквилибристики, и замер на пороге.

На секунду ему почудилось, что кто-то сильно ударил его доской по затылку.

Все вокруг сделалось розовым. Но там, где смертный еще долго тер бы глаза, вампиры реагировали мгновенно. Обои, мебель, пушистый ковер с ворсом по колено – все действительно переливалось палитрой розового цвета, от пронзительного оттенка лепестков камелии до цвета снега на рассвете. По всей комнате были расставлены корзины цветов, придававшие помещению сходство с оранжереей. На креслах высились горы думок, пуфиков и подушечек всех форм, словно их создательница решила проиллюстрировать учебник по геометрии. Стены украшали рамки с вышивкой. Здесь превалировали ангелы и афоризмы вроде «Гримерка, милая гримерка» или «Руки всегда должны быть при деле» (последняя надпись заставила виконта устыдится собственных мыслей).

Вампир шагнул вперед и отпрянул, чуть было не наступив на пушистого белого котенка, который резвился с клубком ниток. Никогда еще виконту не доводилось видеть такого зрелища. Знакомые коты вели себя по-другому - стоило им только добраться до клубка, как по всей округе валялись ошметки пряжи, а сами виновники торжества оглашали воздух триумфальными воплями. Но этот котенок играл с вязанием.

Как на картинке в детской книге.

Подняв на виконта глаза, он застенчиво мяукнул. Затем, вспомнив про потребность в человеческой ласке, потерся Герберту о штанину. Затем, вспомнив про неприязнь животных к немертвым, вонзил ему когти в ногу. Явно знакомый с человеческой анатомией, котенок вознамерился добраться до самой кости. Суде по остроте этих когтей, его матушка любила прогуливаться в зоопарке, возле клеток с тиграми.

Взвизгнув, виконт наклонился и схватил котенка за шкирку, надеясь отцепить его прежде чем он превратит новые брюки в лапшу.

- Ах, Додо сегодня такой игривый!

Не разгибаясь, вампир поднял голову и увидел ту, что оставалась незамеченной прежде. На диване, подобрав под себя ноги и распустив волосы, сидела Кристина Даэ. Надо заметить, что основами мимикрии она владела в совершенстве – ее кремового цвета платье с манишкой, расшитой кружевами, идеально сливалось с ландшафтом.

Герберт выдавил улыбку и почесал пушистое чудовище за ушком, в благодарность получив новую порцию царапин. Теперь, согласно этикету, настало время...

- Ах, не представляйтесь! Незнакомцы так загадочны! Вы, наверное, мой поклонник, которой совершил паломничество к гримуборной, будто рыцарь к священной обители?

Девушка произнесла эти слова так просто, будто попросила его закрыть дверь, а то дует. Понимая, что следует бежать отсюда во всю прыть, пока мозги не засахарились, виконт решил сократить беседу до минимума.

- Вообще-то, я пришел поговорить про Призрака Оперы.

Совершенно без перехода, девушка рухнула на диван, заламывая руки и орошая слезами подушечку. Герберт сделала пару шагов вперед, но замер на месте как вкопанный.

Ну что за невезение!

Хотя на что еще он мог рассчитывать – это гримерка, а не монастырская келья! Ну разумеется весь угол здесь занимает огромное зеркало в позолоченной раме, по которой с маниакальным упорством карабкались ангелочки, таки упитанные, что вряд ли они могли вообще оторваться от земли своих рудиментарных крыльях. Виконт, разумеется, себя в зеркале не увидел, но и не был особенно расстроен этим фактом, потому что вид у него сейчас был разнесчастный. Зато себя увидел котенок. На его загривке поднялась шерсть, белесые усы стали дыбом от удивления. Ведь согласно зеркалу, он просто висел в воздухе. Котенок судорожно вцепился в брюки Герберта и, мяукнув успокоенно, замер в этом положении, будто коала на ветке эвкалипта. Просто неправильное зеркало, что ж, бывает.

Пока вампир разрывался между долгом и желанием мчаться отсюда сломя голову, певица разглядывала его сквозь пальцы. Наконец от ее терпения осталась лишь дымка.

- Сударь? - позвала она слабым голосом, - Ах, простите меня, но вести от Призрака Оперы – это просто выше моих сил. Кстати, ничто так не восстанавливает силы, как чашечка кофе.

- Вы кофе хотите? - растерялся Герберт, все еще стараясь отцепить хвостатый кошмар. Но пока что он напоминал голландского мальчика, затыкавшего дырку в плотине – куда не суй палец, рядом тут же появляется новая.

- Если вас не затруднит, конечно.

- Пустяки, мадемуазель.

Кристина приподнялась на локте.

- Кофейник на столе, возьмите вон ту синюю фарфоровую чашечку... нет, лучше зеленую, этот цвет успокаивает нервы. Одну треть кофе, две молока, немного корицы и кусочек сахара. И не забудьте тщательно размешать.

В крайнем замешательстве виконт уставился на стол, застеленный белоснежной скатертью с кистями. Столовые приборы были серебряными. Повернувшись к Кристине спиной, вампир произвел все необходимые манипуляции, посадив на скатерти пару пятен. Потом попытался взять ложку, но отдернул руку и в конце концов, воровато оглядываясь, размешал кофе указательным пальцем.

Наклонившись над Кристиной, все еще возлежавшей в позе Клеопатры, с полусогнутыми коленями, Герберт протянул ей вожделенный напиток. Нехотя мадемуазель Даэ взяла чашку, отставив мизинец.

- Право же, мне так стыдно что я узурпировала диван, - на щеках Кристины заиграл нежнейший румянец. - Я дурная хозяйка, если позволяю гостю стоять! Вы, верно, утомились, сударь. Можете опуститься на колени.

- Я бы с удовольствием, - Герберт, который уже ничему не удивлялся, решил поторговаться, - Если вы отцепите от меня это... своего питомца.

Кристина и котенок переглянулись.

- На одно колено?- с надеждой спросила пассия Призрака.

- Спасибо, лучше постою.

- Как вам угодно, желание гостя для меня закон. Значит, вы пришли поговорить со мной про Ангела Музыки?

«Ну зачем же так грубо», чуть было не сорвалось с его губ, но вампир вовремя остановился, вспомнив что у смертных это слово лишено негативных оттенков. Не то что в их семье. Эржбета уже не раз говорила, что стоит Герберту упомянуть слово на «а» в ее присутствии и она вымоет ему рот, истратив на сию назидательную процедуру целый брусок мыла.

- Д-да. Ну то-есть про Эрика, Призрака Оперы. Но если вы сейчас заняты, то можем и в другой раз.

Уловка не удалась.

- Ах, к чему терзать сердце, откладывая этот грустный разговор? Лучше прямо сейчас.

В глазах ее появился блеск. Герберт замечал такой у каждого вампира, пообщавшегося с Альфредом на прошлом Балу. Есть истории, рассказывать которые никогда не скучно, даже если окружающие придерживаются противоположного мнения и выражают его тихим похрапыванием. Наверняка, в театре каждый уже вызубрил историю Кристины и Призрака будто латинскую вокабулу. И вот, в Оперу попадает новичок...

Виконт почувствовал себя очень неуютно. Ох, вряд ли эта беседа ограничится 5ю минутами, как он полагал вначале. Но ничего теперь не поделаешь.

- Если вам угодно, мадемуазель.

- Только давайте побеседуем на свежем воздухе, а не в этих стенах, которые и так слышали слишком много печальных историй! Пойдемте на крышу.

- Вы хотите отправится на прогулку? По крыше? - воскликнул Герберт, не в силах более сдерживать ужас. - Со мной? Чтобы мы вдвоем?! А... а давайте мадам Жири пригласим за компанию?

Чем лучше Герберт фон Кролок узнавал жизнь, тем пуще он уверялся в необходимости дуэний. Определенно юноша и девушка не должны гулять, если за ними по пятам не следует пожилая матрона в мантильи. Иначе кто поможет молодому человеку отбиться, если барышня позволит себе лишнего?

- У матушки Жири слишком много работы. Кроме того, она не любит гулять на крыше. Это после того, как вся труппа отмечала там Новый Год, а матушка Жири разрисовала статуи гуашью. Директора были вне себя!

- Выговор ей сделали? - спросил Герберт. Он не представлял как кто-то посмел открыть рот на билетершу, которая и гренадеру могла надрать уши.

- Еще какой! Оказывается, они решили устроить на крыше выставку современного искусства и уже пригласили художников – Дега, Писсаро, Мане – как пошел снег и смыл все рисунки. В другой раз велели брать водостойкую краску.

Продолжая поверять виконта в секреты Оперы, Кристина Даэ крепко схватила его за рукав, дабы лишить беднягу надежды на побег, и... сердце Герберта екнуло.... и потянула его к зеркалу.

Значит дипломатическая миссия окончится полным провалом.

Потому трудно уловить нить разговора, если твой собеседник не отражается в зеркале. Это здорово отвлекает.

Мадемуазель Даэ поправила волосы, коснулась носика пуховкой и оглядела себя со всех сторон. Закончив подражать Нарциссу, взяла со стула плащ с пелериной и застыла как вкопанная. Посмотрела на гостя. Перевела взгляд на зеркало. Снова на Герберта и снова на зеркало, словно решая, какой из объектов заслуживал ее внимания.

Виконта накрыло ощущения deja vu. Ну вот, сейчас она начнет истошно визжать, а в комнату ворвется Призрак и огреет виконта чем-нибудь тяжелым. Но если это цена, которую требуется заплатить чтобы больше никогда не видеть м-ль Даэ, Герберт был обоими руками за.

Осторожно, чтобы не размазать пудру, Кристина потерла глаза. Но и в этот раз зеркало полностью проигнорировало присутствие белокурого юноши.

Захлопав в ладоши, певица залилась счастливым смехом.

Наконец-то она нашла его - идеальное зеркало, которое не придется ни с кем делить.

В котором не отражается никто кроме нее самой!!!
Tags: crossover fanfic
Subscribe

  • Некромантия для чайников

    Зимние праздники — время для страшных историй, поэтому давайте узнаем, как согласно скандинавским поверьям можно воскресить мертвеца. Казалось,…

  • (no subject)

    Народная медицина такая народная. "От укуса гадюки или гремучей змеи: приложить к ране анус голубя. Иногда могут понадобиться два" (Wesley, 1768).…

  • Фейри при дворе

    Фейри при королевском дворе? Легко! В Шропшире бытовала легенда о Эдрике Диком, богатом англо-саксонском землевладельце, который боролся с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Некромантия для чайников

    Зимние праздники — время для страшных историй, поэтому давайте узнаем, как согласно скандинавским поверьям можно воскресить мертвеца. Казалось,…

  • (no subject)

    Народная медицина такая народная. "От укуса гадюки или гремучей змеи: приложить к ране анус голубя. Иногда могут понадобиться два" (Wesley, 1768).…

  • Фейри при дворе

    Фейри при королевском дворе? Легко! В Шропшире бытовала легенда о Эдрике Диком, богатом англо-саксонском землевладельце, который боролся с…