b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:

Кроссоверный фанфик

Предпоследняя глава фика *мурлычит от удовольствия* Как и обещала, хеппиэнд просто тотальный, отберите у Сансет флаффометр. Осталось дописать еще одну главу и всеееее. И больше никогдаааа.


Глава 28

Это будет самая счастливая ночь в его жизни! Сегодня Кристина обвенчается с Призраком тайным браком, чтобы их души слились в объятиях и посвятили себя возвышенному служению музам. Теперь несчастный Эрик уже никогда не будет один! Его Кристина будет ходить за ним по пятам, чтобы он больше не чувствовал себя отверженным. Она повернет его немотивированную агрессию в иное русло. Например, научит вышивать крестиком, это так успокаивает. Еще несколько лет на сугубо растительной диете в сочетании с расслабляющими упражнениями – и Эрик сам себя не узнает! В качестве благодарности он будет награждать свою маленькую Кристину робким поцелуем, потому что осознавая свою неполноценность, не посмеет потребовать от нее большего.

Погладив котенка, который свернулся клубочком на остатках перины среди летающего пуха, девушка поспешила из комнаты. Но к ее удивлению, помимо Эрика в гостиной топились еще и мадам Жири с Мег, обе всклокоченные, и господин восточной внешности, известный в Опере как Перс. Он посещал каждое выступление мадемуазель Даэ, но в этом не было ничего удивительного. Услышав ее дивный голос, рядом с которым ангельские хоры звучали как вопли крестьянки, загоняющей коров домой, мужчины тут же выкупали ложу на весь сезон. Но что здесь делает эта незваная аудитория? После долгих поисков, внезапная догадка все же нашла и пронзила мозг Кристины. Ну конечно! Это благодарное человечество. Пришло умолять, чтобы м-ль Даэ вышла замуж на Призрака, тем самым отвратив от театра карающий перст судьбы! Мелодично вздохнув, Кристина изобразила улыбку мученицы, увидевшей топор палача, и сделала несколько шагов к Эрику, который подался назад, не в силах принять незаслуженное счастье.

И тут отворилась дверь и то, что появилось на пороге, заставило девушку распахнуть рот так широко, словно она собиралась проглотить апельсин целиком.

В начале было слово. Вернее, целый поток слов, спетых хриплым фальцетом, исходившим от низенького небритого мужчины с окровавленным воротником. Неплохо разбиравшаяся в языках, как и любая оперная певица, Кристина опознала английский, но понятными были только предлоги да артикли. Впрочем, благонравная англичанка тоже не поняла бы ни единого слова в этой моряцкой песне, повествовавшей о фрустрации боцмана, после длительного плавания обнаружившего, что жена осквернила их супружеское ложе. Но уже от одной интонации можно было упасть в обморок. Певцу невпопад подтягивал мужчина с лохматыми бакенбардами и невероятно вульгарная девица, которая, судя по прическе, сбежала из лечебницы. Цепляясь друг за друга, эта троица вывалилась в гостиную. Девица послала Кристине воздушный поцелуй. За ними, едва управляясь с ногами, шли двое смутно знакомых молодых людей, причем один из них буквально висел на шее другого. В качестве финального аккорда, из спальни появился хромой горбун в сопровождении девушки в мужском платье и высокого статного господина, который, по видимому, уже успел отоспаться в подвальчике для угля.

- Ангел, вам знакомы эти люди? - замогильным голосом осведомилась м-ль Даэ.

- Нет! - выкрикнул Призрак, подавляя желание спрятаться у нее за спиной. - То-есть... то-есть д-да. Это мои друзья. В некотором смысле.

Размашистыми шагами граф подошел к оторопевшему хозяину подземелий и хлопнул его по плечу.

- Эрик, дружище, поздравляю! Ты уж извини, что мы начали отмечать заранее. Но ты оставил столько вина, кто ж удержится, а?

- Фи, ну и дешевую же гадость вы пьете! - фамильярно подмигнула ему Люси. - Бьет как кувалдой по голове.

- Так что не обессудьте, но мы немножко подрались. Совсем чуточку. Так, пару носов расквасили, - Сара небрежным жестом указала на кровь, которой с ног до головы были запятнаны все вампиры.

- На ковре насвинячили, - задушевно протянул Герберт

- Ну да это не беда, теперь когда Эрик женится, беспокоиться об уборке ему больше не придется.

Граф потрепал м-ль Даэ по щечке, вымазав угольной пылью.

- А вы кто т-такие? - ужаснулась Кристина.

- Я служу письмоводителем в конторе у стряпчего, - ответил Его Сиятельство.

- Я помощница модистки, - ответила фрау Сара Шагал-Абронзиус, ламиеологесса и первая женщина, принятая в Кеннигсберский университет.

К вящей радости Кристины, вульгарная девица не представилась.

- Нас пригласили на свадьбу к Эрику. Хотя, кажется, не все выдержат церемонию. Ох, зря мы так налегли на спиртное! Мальчики, проводите Люси с ее друзьями, а ты, Куколь, проследи чтобы они благополучно доползли до отеля. Мы же с Сарой останемся здесь, удостовериться что все пройдет гладко. Так, с чего начнем? Мадам Жири, пироги готовы?

- Что, простите? - билетерша захлопала глазами.

- Пироги, - терпеливо объяснил фон Кролок, - которые вы испекли для свадьбы Эрика и Кристины. Кажется, в меню еще фигурировала вареная картошка и колбаса? И большой пирог с патокой на десерт.

При упоминании колбасы Кристина Даэ взвилась, как инквизитор при слове «ересь.» Кто бы ни были гости Эрика, но приличными людьми их никак не назовешь.

- Да будет вам известно, что колбаса состоит из животных жиров, которые оказывают необратимое воздействие на печень, даже пророщенный овес бессилен его остановить! Я не позволю, чтобы на приеме в честь моего замужества подавали эту бомбу замедленного действия... И... и вообще, какой прием? Какая свадьба? О чем вы говорите?!

- О вас с Эриком, милочка! - улыбнулся вампир. - Вы ведь осознанно собираетесь связать с ним жизнь.

- Да, но...

- А мы пришли отпраздновать сие событие и подготовить вас к супружеству. Показать, как удобнее тянуть эту лямку. Не сомневаюсь, мадам Жири даст вам парочку хороших советов.

Осознав причину его поведения, билетерша решила втянуться в игру. Она проворковала голосом доброй, уютной тетушки,

- Если нужна помощь, ты только скажи! Я тебе покажу все рынки в Париже, объясню где чего купить подешевле. Лучше всего вечером за покупками идти, когда товар уже слегка залежится, а значит торговцы не станут заламывать втридорога. Поторгуешься полчаса и купишь кусок говядины всего за несколько су! А уж потом его можно растянуть на две недели.

- Но....

- Ты умеешь обращаться с иголкой и ниткой?

- Я вышиваю, но...

- Не в этом смысле. Ну да штопать и перелицовывать – не велика наука.

- Перелицовывать? - переспросила Кристина с таким ужасом, словно мадам Жири предложила ей украсть деньги из церковной кружки.

- А я научу тебя квасить капусту по нашему семейному рецепту, - скромно предложила Сара.- Тут весь секрет в том, чтобы перед началом как следует вымыть ноги...

Суровый взгляд Кристины заставил Призрака отступать назад, пока он не уперся спиной в каминную полку.

- Как  это понимать, Эрик? Ведь после того, как мы сочетаемся узами тайного брака, мы заживем в подземельях, посвящая все время служению музам. Причем здесь свиной пирог?

- В подземельях? - удивился Призрак. - Ну конечно же нет! Если вы заметили, здесь тесновато, нашим семерым малышам негде будем порезвиться.

- Семерым?!

- Не обязательно останавливаться на такой скромной цифре, можно и побольше. Так что придется снять квартирку посолидней. Теперь когда «Торжествующий Дон Жуан» завершен, я хочу жить как все.

Певица схватилась за сердце.

- Да, как все! - настырно продолжал Эрик. - Хочу выходить с женой на воскресные прогулки – ну там пикники, шашлыки, все такое – и развлекать ее всю неделю. Карточными фокусами, например... Да, люблю я в картишки поиграть! Жаль получается плохо. Наверное, из-за этого ничего их ежемесячных 20 тысяч отложить не удается... А петь мы будет для самих себя. Еще бы, не дело чтобы мать семейства выступала на сцене. Несолидно как-то. Люди засмеют... О, вы станете самой счастливой женщиной... Но вы плачете! Ты боитесь меня!

Вытирая глаза кружевным платочком, она только рукой замахала. Разумеется, она боялась. А кто бы не испугался? Наверняка он уже измыслил подарить ей супницу на следующий день рождения! Вот ведь монстр какой, а?

- Но если я за вас не выйду, -Кристина умудрилась произнести это, не разжимая зубов, - вы взорвете Оперу и еще пол-Парижа в придачу? А эти фигурки , на которые вы смотрите с таким вожделением, наверняка рычаги! И стоит повернуть один из них, как здание взлетит на воздух.

Призрак любовно погладил медные фигурки сверчка и скорпиона, на которые указывала девушка.

- Вам нечего опасаться, это всего навсего книгодержатели для ваших кулинарных книг. Купил их в антикварном магазине – правда, пришлось долго отчищать от грязи, но зато и продали  задешево. Это свадебный подарок.

- Очень символично, - согласилась Кристина. Она задумалась над своими перспективами – то ли просто упрыгать отсюда, то ли кого-нибудь укусить?

- Значит, вы не хотите взорвать Оперу даже ради меня? Я это учту. Но зачем тогда вы купили столько взрывчатки? Не отпирайтесь, все видели как вы разгружали динамит из фургона, ящик за ящиком...

- Чтобы глушить рыбу в реке, - подал голос Перс. - Любимое его занятие.

- Не имею чести быть знакомой с вами, мсье, - Кристина одарила его милой улыбкой.

Эрик заколебался. Нехорошо толкать старинного друга в бассейн с пираньями, но все лучше, чем прыгать туда самому.

- Это мой приятель, мсье дарога. Мы познакомились с ним еще в Мазандеране, когда я строил для султана... мнээ.... водонапорную башню.

- А для его старшей жены – ателье. С зеркальными стенами, - поддакнул Перс.

- Но мсье дарога давно обосновался в Париже. К сожалению, подругу жизни он так и не нашел.

Улыбка певицы из «милой» превратилась в «обворожительную.»

- А все потому, - продолжал Призрак, сзывая пираний и молотя Перса веслом по голове,  - что он занимается тайным сыском и, ходят слухи, даже работает на разведку. Ну какая женщина согласится связать свою судьбу с человеком, чья жизнь так и бурлит опасными приключениями, кому часто приходится выезжать в экзотические страны и посещать балы в посольствах? Все эти ночные погони, скачки, перестрелки! А где, спрашивается, домашний уют?

Глаза Кристины засверкали, словно в них уже отражались хрустальные люстры в бальной зале.

- Ах, вы правы, Эрик! Такие избранные женщины, полные сочувствия и любви, встречаются крайне редко. Но одна из них сейчас стоит в этой комнате! - провозгласила м-ль Даэ. - Скажите, мсье дарога, вы любите сырой шпинат?

- Обожаю его! Готов есть на ужин, обед и завтрак!

- На завтрак будет овсянка.

- Ее я тоже съем! О, мадемуазель Даэ... О, Кристина, неужели я не ослышался? Кто бы мог подумать! Ведь столько раз я оказывал вам знаки внимания, но вы никогда их не возвращали!

- Когда это? - ее ресницы недоуменно запорхали.

- Нуууу... я подарил вам этого котенка, в корзине роз. Разве вы не прочли записку?

Пушистый белый котенок уже успел проснуться и теперь потягивался в дверном проеме, снимая стружку с паркета. Невозмутимый, он подошел к Персу, но вместо того чтобы по обыкновению располосовать брюки незнакомца в лапшу, вдруг потерся о колено.

- Увы, когда я нашла корзину, записки там не было. Да и цветов почти не осталось. Додо их уже доедал.

- Если вам угодно, я могу повторить  содержание той записки слово в слово, - проворковал Перс, нежно подхватывая Кристину под локоть.

- О да, дорогой!

- Слушай же, любовь моя...

Если сахарный сироп будет литься в ее уши теми же темпами, она скоро оглохнет, решила Сара и посоветовала влюбленным рыться в памяти где-нибудь подальше отсюда. В более интимной обстановке, так сказать. Кристина чуть поморщила прелестный носик.

- Ах, я знаю что мой отказ разобьет ваше чувствительное сердце но... но... Прощай, Ангел! - подавшись порыву, она обняла Призрака и поцеловала в лоб, не заметив как при этом напряглись кулаки мадам Жири.- Я желаю вам обрести счастье, если оно возможно в ваших обстоятельствах! Вспоминайте с нежностью свою маленькую Кристину... Кстати, в прошлый раз я у вас зеркальце забыла, занесите в мою гримерку.

Взявшись за руки, Перс и его невеста выбрались из подземелий. В его душе цвели жасминовые сады, в ее – распускалась брюссельская капуста, и оба они были бесстыдно счастливы...

В гостиной наступило всеобщее ликование. Кто мог перекрестился, кто не мог просто облегченно вздохнул. Но радостные возгласы  сменились напряженной тишиной, когда  взгляды устремились на Призрака, который по-прежнему опирался на каминную полку, перебирая в руках медные фигурки.

Что ей сказать? Он не Ромео, да и ей давно не 14. Кроме того, она не прохлаждается на балконе в полночь, так что его уродство видно со всех ракурсов.

- Мадам Жири? - решился он. - Очень рад знакомству.

- Взаимно, мсье Призрак.

Билетерша теребила куриное, перекрашенное в синий цвет перо на шляпке.

- Как поживаете?

- Неплохо, премного благодарю за вашу заботу. А вы?

- Т-тоже все в порядке. Я рад, что мы наконец увиделись, - Эрик прикусил язык, потому что вряд ли кто-нибудь обрадовался бы при виде его лица. Он заметил, что щеки мадам Жири пылали – наверное, сказываются последствия пребывания в камере пыток.

Женщина натянуто улыбнулась.

- Надеюсь, мы еще встретимся в Опере, раз уж вы отказались от намерения ее взорвать. Обязательно загляну в вашу ложу на днях. Но час уже поздний, мы, верно, вас задержали. Пойдем, Мег, пора домой.

Сердитая Мег вырвала руку.

- Никуда не пойду!

- Это что за новости? Еще не хватало, чтобы ты мешала мсье Призраку.

- Как я могу ему помешать? Он же мой отец!

***

На улице Скриба Люси сказала,

- Ну а дальше мы сами доберемся.

Никто из вампиров не шелохнулся.

- Я бы попросила вас пожать руки, но боюсь что дело закончится множественными переломами. Может, хоть попрощаетесь?

- До нескорого, - нехотя отозвался Герберт. Англичане молча кивнули. Когда они скрылись из виду, друзья поглядели на открытую дверь. Возвращаться туда, где рыскала Кристина Даэ, не хотелось решительно никому. Все равно что войти в клетку ко льву, предварительно обмотавшись связкой сосисок.

- Можем по площади прогуляться, - предложил виконт фон Кролок.

- Я знаю гораздо более приятный способ скоротать время, - отозвался Куколь. - Если господам угодно меня выслушать...

Некоторое время они шушукались, то и дело поглядывая на окна директорского кабинета.

- А ты уверен, что они не будут против? - засомневался Альфред.

- Что вы, сударь, лишь обрадуются. Можете считать этот поступок благодеянием.

...Ришар и Моншармен прокрались по коридорам Оперы чуть слышно, боясь разбудить огромного спящего зверя. Газовый рожок решили не зажигать, на затянутый зеленым сукном стол водружена была керосиновая лампа. Пока Ришар трясущимися руками разливал коньяк по рюмкам, коллега наблюдал за ним, сидя на диване и комкая подушку.

- Как думаешь, уже закончилось? Если Опера не лежит в руинах, значит англичанин добрался до Призрака.

- Или наоборот. Или они одновременно друг до друга добрались.

- Было бы неплохо. Не пришлось бы бросать такой куш доктору.

Ришар присел рядом и предложил другу рюмку. Тот благодарно погладил его по руке.

- Да полно тебе, не так уж он был и плох. Зануда, конечно, но все равно. Никому не пожелаешь смерти в подземельях.

- А чего мне его жалеть? Держу пари, узнай он про нас с тобой, побежал бы прямиком в полицию или шантажировал, пока б мы по миру не пошли. И так все против нас. У доктора, небось, есть идеи да принципы, на его стороне закон и мораль. А у нас есть только мы. Так чего мне его жалеть-то?

Оконная рама тихо скрипнула, а когда директора обернулись, то увидели что их компания расширилась. С подоконника спрыгнул молодой человек и развязанной походкой направились к дивану. За ним спрыгнул еще один, но запутался в шторах и упал на пол. Лица обоих пришельцев были бледными, как у мраморных кладбищенских статуй, а вокруг ртов засохло что-то красное – вино? ягодный пунш? или...?

О Господь милосердный, но их не существует!

Ришар с Моншарменом невольно вжались в спинку, припоминая, где спрятали револьвер, впрочем, абсолютно в таких обстоятельствах бесполезный. Длинноволосый блондин насмешливо улыбнулся.

- Празднуем победу? Можно присоединится к торжеству? - без особых церемоний он опустился на диван и выхватил рюмку из несопротивляющихся пальцев Ришара. - Выпьем за здоровье. Пока оно у вас еще есть.

- Вы угрожаете?

- Отнюдь. Мы с другом принесли вам подарок. Он большой и черный. И знаете что здорово? Его можно разделить на двоих!..

Когда все было окончено , Герберт выудил из сюртука Моншаремена платок и торопливо вытер губы.

- А сейчас позовите своего секретаря.

***

Красная как свекла, билетерша хватала ртом воздух. В сторону Призрака она посмотреть не отважилась, но если бы посмотрела, то застала бы его в похожем состоянии.

- Как тебе такие глупости только на ум приходят, Мег?

- Ну-ну, мадам Жири, - вмешался фон Кролок, - ни к чему так терзаться. За кем не водилось греха в молодости? Вот я в свое время писал стихи кровью на обнаженных женских телах, - увидев потрясенные лица, он смущенно откашлялся. - Признаюсь, посредственные были вирши.

Понимая куда клонит вампир, Эрик вцепился в это шанс намертво, обоими руками.

- Антуанетта! Настало время открыть Мег тайну ее рождения!

Его слова привели бедную билетершу в окончательный ступор. Во-первых, уже много лет никто не величал ее по имени, все больше «матушка Жири.» Во-вторых, единственная тайна рождения Мег заключалась в том, что повитуха была нетрезва и заснула в середине процесса. И то, что сейчас предлагает Призрак... это ведь дурно! Сплошное притворство! А счастье не построишь на лжи.
Вот интересно, кто изрек эту премудрость? Если он такой умный, пусть придет помогать ей по хозяйству, а ночами согревает ее простыни. Посмотрим, как он взвоет когда побегает с ведрами от колонки и обратно! Тоже мне, аналитик нашелся! Что есть, с тем и будем строить. Кроме того, не такая и страшная эта ложь. Скорее, романтичная.

Как в опере.

- Ты прав, Эрик! - торжественно произнесла мадам Жири. - Ах! Тогда я была совсем молода и невинна, так что просто не могла не подпасть под твои чары!

- Но ты ведь не будешь отрицать, что я ухаживал за тобой красиво? Каждый день я оставлял розы на твоем рабочем месте.

Мадам Жири хотела продолжить, но поперхнулась..

- Кхе... ты для меня их оставлял?!

- Нет, просто ходил и разбрасывал повсюду. Хобби у меня такое.

- Знал бы ты, сколько возни подметать лепестки... Так, на чем мы остановились?

- На том, что ты была невинна, - помогла Мег, с одобрением слушавшая их диалог.

- Ну да, была. Но недолго. А когда я носила тебя под сердцем, Эрика... эммм... призвали в армию. А потом пришла война с Пруссией и того... поразбросала нас.

- А на память ты оставила мне свой веер. Он так шел к платьям, которые ты носила тогда.

Взяв в руки протянутый веер, с изящной ручкой и черными перьями, мадам Жири принялась обмахиваться со скоростью ветряной мельницы во время урагана. Тогда еще есть шанс, что слезы, которые уже скреблись в уголках глаз, испарятся прямо там.

- Какая трагичная история! - всхлипнула Мег. - Быть может, отец согласится спеть, ведь он наверняка пел тебе в молодости? Тогда  еще проще будет все вспомнить.

- Да, непременно, - обрадовался Эрик, потому что разговор повернул в привычное русло.

- Постой! Нам с Эриком нужно перебросится парой слов, - светски улыбнувшись, билетерша вытащила его в коридор.

- Что-то не так, мадам Жири? - обеспокоенно спросил Призрак и невольно коснулся лица, собираясь поправить маску. Почувствовав лишь обнаженную кожу, он опустил голову.

- Это насчет моего лица. А так же носа, который у меня отсутствует.

- Уж лучше быть совсем без носа, чем с красным носом с утра до вечера. Уж поверьте, я знаю о чем говорю, - серьезно ответила женщина. - И когда это мы успели поругаться, чтобы ты снова назвал меня на «вы»?

- В таком случае, что ты хотела сказать, Туанетта?

Она замялась.

- Про твое пение ходят легенды и вполне возможно, что услышав его, я не смогу устоять. Тогда твой голос ляжет между нами в постели. Я буду слышать его, а не тебя... Что я имею в виду... ох, даже и не знаю! Но твой голос, как и твое лицо, это еще не весь ты. Так что ... так что... - мадам Жири вздохнула. - И чего я ломаюсь, как девица на выданье? Я хотела сказать, что уже люблю тебя, прежде чем ты начнешь петь и не оставишь мне другого выбора. Я рада что успела.

Как только они переступили порог гостиной, Призрак запел на иностранном языке. Слов было не разобрать, но его голос взлетал и плавно опускался, так что Антуанетте показалось, что они качаются в лодке по узкому каналу, в котором звезды перемешались с отблесками фонарей. Она вздрогнула, увидев что начиная с кончиков пальцев, по ее рукам пробежала черная изморозь и вот уже они затянуты в кружевные перчатки. Рассеяно она разгладила подол платья, отметив что полинявшая тафта стала темным упругим шелком. А когда Призрак протянул ей розу и женщина прикрепила ее на корсаж, лепестки вздрогнули, и еще раз, и продолжали трепетать, словно под редкими каплями дождя. Мадам Жири старалась не хлюпать носом, потому что это ну настолько испортило бы момент!

Она вспомнила.

Улыбнувшись себе под нос, граф фон Кролок отвел глаза.

Когда пение стихло, мадам Жири решительно высморкалась.

- А теперь пора делать ноги, такие длинные, чтобы прямо отсюда до Нормандии. Моя родня нас приютит, а потом уже подумаем, куда бежать дальше. Здесь оставаться нельзя, жандармы у тебя уже на хвосте.

- Но как же Мег? Она делает такие успехи в балетной школе.

Все трое застыли и растеряно посмотрели друг на друга.

- Пойдемте собирать чемоданы, - с напускной невозмутимостью сказала Мег. - Ну ее, школу эту. Теперь хоть лишней шоколадкой никто не попрекнет.

- Зря вы так торопитесь!

Виконт фон Кролок, появившийся на пороге, помахал скомканной листом.

- Прежде Эрику нужно изучить вот это.

На документе, написанном на официальном бланке Оперы, вприсядку плясали неряшливые буквы. Даже аптекарь с трудом бы разобрал написанное, но после нескольких попыток, Эрик все таки прочел это послание.

Дорогой Призрак!
Мы рады сбагрить передать вам полномочия директора Парижской Оперы при выполнении Вами следующих условий:
1.Директорская ложа остается в нашем распоряжении навечно*
*Примечание - когда мы говорим «навечно,» то имеем в виду именно это!
2.Вы будете выплачивать нам месячное содержание в размере 20 000   10 000   нет 20 000!   10 000 (Зачем вам 20?! Подумайте, как  теперь сэкономите на еде – ГфК) франков. Позже мы дадим Вам знать, в каком виде вы станете выплачивать его нам (Да в любом, главное чтобы не серебряными монетами - ГфК)
3.Вы позволите нам завести на территории театра парочку волков, которые помогут оркестру создавать прекрасную музыку (Хватит мыслить стереотипами! - ГфК)

Если Вы не выполните эти условия, то мы обидимся и уедем. А кто тогда будет охранять театр по ночам? Подумайте на досуге.
Ваши покорные Ничьи слуги и дети ночи,
Фирмен Ришар и Арман Моншармен

Документ был нотариально заверен секретарем Реми, у которого руки тряслись даже больше, чем у остальных. Страшно подумать, чем он стал свидетелем...

- Да ничего страшного, не так уж сильно мы напились. А вообще, ваши директора действительно обрадовались произошедшим переменам. Говорят, теперь мораль им нипочем, а шантажировать их никто не посмеет. Вы, наверное, не знали, что они тоже... - не закончив фразу, Герберт многозначительно улыбнулся и ущипнул Альфреда.

Призрак задумался.

- Получается, теперь инфернальных существ у нас в два раза больше. Днем спят, по ночам шастают. Пойду-ка я проверю крепления на люстре.

Затем смущенно улыбнулся вампирам.

- Даже не знаю, как вас отблагодарить!

- Если вы меня имеете в виду, то я был вынужден, - граф фон Кролок сделал ударение на последнем слове. - Не часто видишь, чтобы люди проявляли милосердие по отношению к нашему брату. Раз уж вы дали кров моим сыновьям, помочь вам стало моим обязательством.

Действительно, вампир выглядел недовольным. Он чувствовал себя, как если бы ему презентовали что-нибудь ужасно дорогое – перстень с огромным алмазом, золотой кубок – и теперь волей неволей придется ломать голову над ответным, равным по цене подарком.

- Зато теперь мы квиты... Впрочем, если вы по-прежнему желаете нас отблагодарить, позвольте злоупотребить вашим гостеприимством еще один день. Завтра же вечером мы возвращаемся в Трансильванию.

- Так нечестно, мы ничего не увидели! - воскликнул виконт.

- Иными словами, в парижских закоулках еще таятся не обнаруженные тобой неприятности, но ты твердо намерен их отыскать? - не зная что сказать, Герберт надулся. - Что скажете, Эрик?

- Оставайтесь в моем доме сколько душе угодно.

- У меня нет души.

- Я имел в виду, сколько вам захочется, - ответил Призрак Оперы, несколько обиженный резким ответом.

- Вот именно! Зачем вам торопиться! - присоединилась его новообретенная дочь.- Поживите....эммм... пообитайте здесь подольше. Ваше присутствие никого не стеснит. Эрик, мама, ну скажете им! Хоть они и вампиры, но зато очень славные. Особенно Герберт.

Когда виконт услышал этот тезис, у него появилось нехорошее предчувствие о том, в каком направлении разовьется ее речь. За спиной у отца он отчаянно замотал головой, но остановить болтовню Мег было сложнее чем лавину.

- Да-да, он был рядом со мной целые сутки, но ни разу не укусил! Так мило с его стороны!

- Я имел удовольствие наблюдать эту сцену, мадемуазель Жири. И не я один. Остальные члены нашего клана тоже с трепетом следили за виконтом.

- В таком случае, вы должны гордиться своим сыном!

Герберту захотелось влепить болтушке хорошую затрещину, но откуда девчонке знать о вампирских семейных ценностях?

- Это мелочи, - промямлил он.

- О нет, Герберт, на самом деле все очень серьезно, - покачал головой граф. - Ты ведь не откажешься обсудить произошедшее чуть позже, с глазу на глаз?

Виконт фон Кролок судорожно кивнул. Что ж, могло быть и хуже. Отец мог устроить ему взбучку прямо на глазах у всех. К счастью, в отличии от простолюдинов аристократы не превращают свои конфликты в публичное зрелище. Тем и отличается дуэль с двумя секундантами от кулачного боя.

- Ну а нам действительно пора, - тактично заметила мадам Жири, за которой последовали остальные члены ее нежданно увеличившейся семьи. Куколь распахнул перед ними дверь и женщина, подобрав юбки, шепнула ему на ходу,

- Что бы такое им подарить на память? Кровь даже не обсуждается.

Горбун ухмыльнулся.

Пока Призрак с Куколем о чем-то шептались в дверях, Сара, лениво растянувшаяся на оттоманке, оторвала глаза от «Эпок.»

- Ну что, все проблемы решены? В таком случае я тоже пойду.

-Сара? - позвал ее Герберт.

Девушка обернулась.

- Спасибо.

- Кто бы мог подумать, что господин виконт знает такие слова, - насмешливо протянула она. - Остаюсь преданной рабой Вашего Младшего Сиятельства.

- Я просто... я давно должен был сказать, но... ты же видела что происходило, - забормотал Герберт и виновато улыбнулся, когда Сара подошла и взяла его за руку.

- Да брось ты, свои нелюди, сочтемся. А у тебя неприятности, судя по всему. Хочешь, напрошусь к вам?

- Здесь всего две спальни.

- Я не леди, могу и на кухне поспать. Может, твой отец не будет при гостях..?

- Это лишнее. Мы сами как-нибудь разберемся. Кроме того, если ты останешься, на кухне придется спать нам с Альфредом. Отец уж точно выделит тебе спальню и на твое сословие не посмотрит. С годами он становится все либеральнее.

- Ну как хочешь. Тогда до завтра, я заскочу вечерком.

Герберт помахал ей вслед, думая что к завтрашнему вечеру отец уже успеет спрятать его труп.

***

Уснуть на кровати было решительно невозможно. Стоило ему закрыть глаза и сразу казалось, что он вот-вот скатится с края. Другое дело в гробу, но цапаться с отцом из-за единственного гроба было бы неразумно.  Герберт осторожно поднялся с кровати, стараясь не разбудить Альфреда, который, впрочем, крепко спал, укрывшись клочком разодранного одеяла. На диване в гостиной Куколь выводил рулады. При появлении виконта, он захрапел еще громче. Герберт нахмурился, но в целом одобрил эту стратегию. Никто не смеет вставать между графом фон Кролоком и его намеченной жертвой.

Дверь в спальню была приоткрыта. Осторожно просунув внутрь голову, виконт увидел отца, без сюртука и в расстегнутой рубашке. Кажется, он собирался почивать, но перед сном решил ознакомиться с нотами, лежащими в стопке возле органа. С полуприкрытыми глазами, он перебирал один листок за другим, вслушиваясь в написанную музыку.

- Великолепно, - шептал он, - Эта музыка действительно обжигает, оставляя душу мягкой и уязвимой. Хотел бы я услышать, как ее играет сам композитор. «Торжествующий Дон Жуан!» Звучит так по-нашему. Только вампиры могут торжествовать, потому что нас не пугают шаги Командора. Ему некуда нас утащить. Мы уже там. И с каждым годом к нашему триумфу примешивается все больше горечи... Не стой на пороге, Герберт. Ну, проходи же! Зачем пожаловал?

Виконт вздрогнул от неожиданности.

- Я пришел пожелать тебе доброго утра, papa. И попросить прощения.

Граф отложил нотные листы.

- Что ж, рассказывай, что ты натворил на этот раз.

- Ничего.

- Ничего?

- Да. Я ничего не сделал, чтобы спасти Альфреда. Я пощадил смертную, тем самым рискуя существованием вампира. Фактически, я обрек его на смерть.

- Ты не был голоден? - предположил граф. Сын подошел к его креслу и опустился на пол, положив голову ему на колени. Так, по крайней мер, не придется смотреть на него во время разговора. Медленно и задумчиво, граф фон Кролок начал перебирать белокурые локоны.

- Еще как был! Я слышал, как ее кровь стучала в моих ушах барабанным боем, который все нарастал. У меня клыки чесались перегрызть ей горло, но я... просто... я не смог. Даже ради Альфреда. Какой из меня после этого вампир?

- Ты раскаиваешься в своем поступке?

Как бы невзначай, граф фон Кролок потянул его за волосы, все сильнее, пока виконт не был вынужден посмотреть ему прямо в глаза.

«Да, да, да! Мне очень стыдно! Зарекаюсь так поступать! Я буду слушать старших и делать то что должно! Пожалуйста, не причиняй мне вреда!»

- Нет, - медленно ответил виконт. - Ничуть не сожалею. Окажись я вновь в тех же обстоятельствах, я не изменил бы своего решения. Да, я опозорил тебя и предал Альфреда... Но почему-то я этим горжусь.

- Ты не предавал Альфреда.

- Это означает, что я люблю его недостаточно.

- Скорее уж наоборот. Ты по уши втрескался в мальчишку, если пошел ради него наперекор нашему кодексу. Во имя любви можно принести далеко не всякую жертву.

Значит, это все таки возможно? Если есть за что уцепиться? Можно отогнать даже Голод, хотя бы ненадолго? Вампир почувствовал некоторое облегчение. Как будто ошейник, который сдавливал его столько лет... нет, не сняли, но немного ослабили. Как будто девушка, лежавшая в траве, перевернулась на другой бок.

- Скажи, Герберт, ты не боишься оглядываться назад?

Виконт резко обернулся, ожидая увидеть за спиной Кристину Даэ с чашкой настойки из подорожника.

- А, ты это в метафорическом смысле, - облегченно выдохнул он. - Не боюсь. Зато вперед смотреть страшновато. Родня меня с тьмы сживет. Вряд ли удастся пройти по галерее, чтобы кто-нибудь не плюнул мне за шиворот. Все считают меня ничтожеством, раз уж я прополоскал фамильную честь в сточной канаве.

На лице графа расцвела улыбка, не предвещавшая ничего хорошего.

- Я вот подумал про современных художников – импрессионисты, так кажется? Они еще рисуют зеленых собак и странного цвета закаты. А портреты в нашей галерее давно уже нуждаются в реставрации. Так может нам ангажировать кого-нибудь из этих живописцев и дать ему полную свободу творчества? Ну там фиолетовая кожа, нечетное число глаз? Обязательно обсудим этот план на следующем же семейном совете. Эржбета и думать про тебя забудет, если встанет вопрос о том, чтобы пририсовать к ее парадному портрету подсолнух.

... Подкравшись к двери, Куколь заглянул в замочную скважину. Граф и его сын пытались играть в четыре руки что-то веселое, постоянно сбиваясь из-за душившего их смеха. Горбун занял свое место на диване и впервые за несколько дней забылся спокойным сном. Эти нестройные звуки успокаивали лучше любой колыбельной.
Tags: crossover fanfic
Subscribe

  • Книжжжжки

    Наконец-то я могу поставить на полку сразу две книги нашей дилогии - и "Длинную серебряную ложку", и "Стены из хрусталя". Спасибо за посылку, Кэрри!…

  • Книжное

    Поступили первые фото "Стен из хрусталя". Спасибо Соне Ролдугиной another_century и ее кошке Шер. Кошки, вообще, лучшие…

  • Стены из Хрусталя

    Мы с Кэрричкой chantfleuri снова принимаем поздравления - в издательстве "Алгоритм" вышла в свет вторая часть нашей вампирской…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Книжжжжки

    Наконец-то я могу поставить на полку сразу две книги нашей дилогии - и "Длинную серебряную ложку", и "Стены из хрусталя". Спасибо за посылку, Кэрри!…

  • Книжное

    Поступили первые фото "Стен из хрусталя". Спасибо Соне Ролдугиной another_century и ее кошке Шер. Кошки, вообще, лучшие…

  • Стены из Хрусталя

    Мы с Кэрричкой chantfleuri снова принимаем поздравления - в издательстве "Алгоритм" вышла в свет вторая часть нашей вампирской…