b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:

Длинная Серебряная Ложка

Продолжение нашей с Кэрри печальной повести про вампиров. Стандартное предупреждение - это полный бред, и он выпьет съест вам мозг и почавкает напоследок. В этой главе бы познакомитесь с главными героями, а так же узнаете, зачем они здесь сегодня собрались. Ну, хотя бы отчасти узнаете.


ГЛАВА 1

- А нет ли в ваших краях, к примеру, замка? - непринужденно осведомился молодой человек, сидевший за столиком в трактире “Свинья и Бисер,” расположенном посредине маленькой карпатской деревушки. Юноша прозывался Уолтер Плезант Стивенс, имел 23 года от роду, и был уроженцем городка Элмтон, что в графстве Дербишир, Англия. Нельзя сказать, что он был нехорош собой, хотя и красавцем его тоже не назовешь. Светлые, слегка рыжеватые волосы, серые глаза, и узкое, чуть вытянутое лицо не придавали ему никакой примечательности. Как говаривал его старший брат Сесил, с такой внешностью удобно воровать кошельки, ну или устраиваться букмекером на скачках, а потом смываться с деньгами – все равно никто не опознает.

Искоса Уолтер взглянул в окно на упомянутое им строение, маячившее вдали. Замок, возвышавшийся на поросшей елями скалой, виднелся так четко, словно был выгравирован на закатном небе. Если поднапрячь зрение, разглядишь и флюгер на шпиле одной из башен. Вероятно, трактир специально был построен так, чтобы постояльцы могли любоваться сим живописным видом, достойным Каспара Давида Фридриха.

Далее последовала реакция, с которой сталкивается любой, кто вздумает запеть “Интернационал” вместо Te Deum во время крестного хода. Шокированное молчание, изрядно разбавленное неприязнью. Впрочем, остальные постояльцы, коих в помещении насчитывалось около дюжины, тут же вернулись к своим прежним занятиям с удвоенным энтузиазмом – кто тянул мутную брагу из кружки, кто сражался с монументальной котлетой, а некий весельчак попытался разрядить атмосферу песенкой. Но звуковые волны вскоре увязли в густой как патока тишине. Огладив бороду нервным движением, Габор Добош, хозяин сего славного заведения, расхохотался, но чересчур высоко, словно пришел в театр поглазеть на крайне бездарный водевиль, но раз уж деньги за билет заплачены, нужно доказать себе и окружающим, что все идет как надо.

- Замок? Да помилуйте, в наших краях замков испокон веков не бывало. Или господин имеет в виду замОк? Есть у нас такой, на амбарной двери весит. Не угодно ли посмотреть?

Любопытный гость едва сдержался, чтобы в отчаянии не заломить руки. Определенно, носителей языка, что вворачивают в разговор каламбуры, нужно штрафовать. Немецкая грамматика и без того доставляла ему немало хлопот. Ну чего хорошего ждать от языка, который безжалостно разделяет глагол на две части, оставляю одну в начале предложения, другую же засовывая в самый конец, так что бедняжки печально переглядываются друг с другом через безумное количество текста? От языка, который обозначает девушек местоимением “оно”? Уже за это суфражистки должны жечь немецкие словари!

- Спасибо, что повторили со мной омонимы. Но прежде чем мы дойдем до страдательного залога прошедшего времени – бррр! - спрошу еще раз, - юноша многозначительно потыкал пальцем в окно. - Вот этот замок - что вы имеете про него рассказать?

Хозяин пожал плечами и принялся протирать засаленным фартуком чистую пивную кружку, доводя ее до общепринятой нормы.

- Замок как замок, мне не мешает. Даже наоборот – там с одной стороны крепостная стена обветшала, видать, раствор поискрошился. Очень удобно вытаскивать кирпичи, в прошлом месяце мы таким манером сарай подновили. Так что нам от него прямая выгода, не жалуемся.

- Ну а его обитатели? - гость попытался перевести эти приземленные разглагольствования в другое, более метафизическое русло. Про сараи он и в Элмтоне наслушался. Более того, сараи – это единственное, о чем он слышал в Элмтоне. - Там же кто-то живет, правда? Не ходят ли про них какие-нибудь... ну... мрачные слухи?

- Ах, вот оно что вам нужно. Кабы не ходили, вы, небось, сюда и не приехали бы из такого-то далека. Кстати, сами-то откуда будете?

- Из Англии.

Трактирщик неодобрительно хмыкнул в сивые усы. Однажды он краем глаза видел карту Европы - зеленщик завернул в нее шпинат – и был осведомлен о месторасположении туманного Альбиона. Где-то глубоко на западе. За последние полвека Габор отлучался из деревни всего-то пару раз и по сей день пребывал в уверенности, что родной край– это колыбель цивилизации, а по остальной Европе еще бродят люди с песьими головами. О такой глухомани как Британия и думать страшно. Наверняка англичане до сих пор занимаются собирательством на торфяниках и ютятся в кромлехах.

-Вот-вот. Много здесь вашего брата шастает. И все-то вынюхивают, выведывают - тьфу! Но ежели вы про нашенского графа приехали лясы точить, так тут я вам не потатчик. И никто с вами про него судачить не станет, - Габор грозно обвел глазами выпивох, отыскивая потенциальных диссидентов. Но если крестьяне и прежде не изъявляли желания вступать в дискуссии по поводу местного дворянства, сейчас они приступили к своим занятиям с той сосредоточенностью, которая сделала бы честь буддистскому монаху.

Мистер Стивенс почувствовал, что в груди у него словно надувается воздушный шар. Сейчас он или взлетит, или лопнет. Такой восторг юноша знавал лишь однажды, когда нашел под рождественской елкой сверток, ни размерами, ни очертаниями своими не напоминавший свитер. Правда, та игрушечная лошадка предназначалась не ему, а Сесилу – его свитер обнаружился чуть позже – но приятное ощущение осталось до сих пор.

Расчеты оказались правильными. Он на верном пути. Сначала его обескуражило отсутствие гирлянд из чеснока на окнах трактира, а так же тот факт, что стены были украшены отнюдь не религиозными изображениями, а портретами императорской семьи и вырезками из альманаха с расписанием посевных. Но упрямое молчание селян вдохнуло в англичанина новую надежду.

- А не случалось ли в округе как-либо необъяснимых происшествий? - зашел он с другой стороны. - Чего-нибудь посерьезнее кражи поросенка? Возможно, в деревне таинственным образом пропадают люди? Не только в кабаке по понедельникам, - на всякий случай уточнил Уолтер, - а вот так, чтобы раз – и след простыл?

Ответом ему послужил оглушительный грохот.

Увы, то был не раскат грома, и молнии не вспороли небо, а в распахнутое окно, ко всяческому сожалению, не ворвался пронзительный ветер, в коем слышались бы отзвуки волчьего воя. Обернувшись, англичанин увидел, как трактирная служанка, подоткнув фартук, ползает по полу, собирая рассыпавшуюся с подноса посуду, а рядом топчется невысокий щуплый юноша, в очках на длинном носу и с черными набриолиненными волосами, расчесанными надвое. Всем своим видом он напоминал крота, которого выкопали, а затем бросили посреди оживленного перекрестка. Одет он был в темно-зеленый твидовый костюм, который можно было бы назвать элегантным, если бы молодой человек не цеплялся им за каждый угол. В любом случае, покрой был модным, а сукно – дорогим. За свои годы Уолтер Стивенс научился обращать внимание на детали. Тем более что встречи с лондонскими кузенами частенько предоставляли ему обширное поле для сравнительного анализа костюмов. Сравнения всегда были не в его пользу.

- П-помочь? - робко предложил виновник происшествия, но служанка замахала на него полотенцем.

- Благодарствуйте, сама разберусь. Еще не забыла, как вы помогали нам устанавливать бойлер в ванной для гостей. Не удивлюсь, если сам кайзер потом собирал черепицу с нашей крыши по всему своему саду.

- Полно тебе яриться, Бригитта, - добродушно остановил ее хозяин, - Вот ведь какая злопамятная девка. Счет опять вашему батюшке прислать, герр Леонард? - обратился он к гостю. Тот кивнул, и трактирщик расплылся в улыбке, предвкушая как добавит к цифре парочку лишних нулей. Еще несколько таких визитов и можно купить новую телегу.

Господин Штайнберг, отец незадачливого юноши, владел скотобойней и цехом по производству кровяной колбасы – настоящий делец, такого на мякине не проведешь. Но когда доходило до счетов Леонарда, он расписывался не глядя. Хотя бы потому, что двадцать лет прожил с сыном бок о бок.

Между тем, Леонард подошел к столику англичанина и, получив разрешение, уселся рядом, сложив руки на коленях.

- Вам налить как обычно? - позвал Габор из-за стойки.

- Разве что чуточку больше.

Хотя Стивенс получил джентльменское воспитание, привившее ему стойкость духа, но глаза его полезли на лоб, когда перед Леонардом оказалась рюмка с прозрачной жидкостью, настолько крепкой, что один ее запах с корнем выдирал волосы в носу. Англичанин почему-то был уверен, что люди такого сорта пьют только молочный пунш, чай или оранжад. Странности в поведении Леонарда на этом не ограничились, но возросли в геометрической прогрессии. Юноша тут же вылил спиртное на стол и тщательно протер его носовым платком, который после бросил на пол. Лишь тогда он отважился наконец положить на стол руки.

- Это все микробы, - чуть краснея, пояснил он на недоуменный взгляд Стивенса. - Они повсюду. Просто мириады микробов на любой поверхности. Вы, верно, слышали про господина Пастера, французского ученого, которых их обнаружил?

- Будь моя воля, так я бы вашему Пастеру все ноги переломала, - проворчала Бригитта, проходившая мимо с дюжиной пивных кружек, - И откуда он их только понатаскал, да еще и столько сразу? Так хорошо было без них, а теперь – на вот!

- Они существовали и раньше, - миролюбиво пояснил Леонард, - но тогда мы про них еще ничего не знали...

-... вот и славно!К примеру, пока старый Жолтан не узнал, что его жена по ночам уходит не картошку у соседей воровать, а на свидания к зеленщику, у них была счастливая семья. А стоило людям разболтать, так теперь что ни день, то ссора. Вот так и вы с ваши микробами, - выведя это заключение, служанка гордо удалилась, вихляя бедрами.

Покачав головой, Леонард воззрился на Уолтера через толстые линзы очков.

- Невежественный в здешних краях народ, что с них возьмешь? Даже не знают, с какой стороны к микроскопу подойти. Хотя я им показывал простейшие организмы под большим увеличением. Кстати, источником того образца была обычная тарелка. И что же, стали они после этого дезинфицировать посуду? Как же! Сказали, что с микробами сытнее. Игнорамусы! - спохватившись, он добавил, - Простите, я слишком увлекся и позабыл представиться. Леонард Штайнберг. Я сын Генриха Штайнберга, фабриканта, хотя вы про него, конечно, и так слышали. С кем имею честь?

- Уолтер Стивенс, - сказал англичанин и, сжалившись над беднягой, не стал протягивать ему руки.

- Я случайно подслушал ваш разговор с Габором. Вы, кажется, говорили про исчезнувших людей.

- Именно про них. А что, вам...

Но Леонард опередил его и, подавшись вперед, прошептал так внезапно, что Уолтер чуть не подпрыгнул на месте.

- У вас есть сведения, да? Умоляю, расскажите. Вы ведь знаете, что за деньгами мы не постоим. Вас кто-то послал?

Забыв о бактериальной угрозе, Леонард вдруг схватил его за плечо и, к немалому удивлению Уолтера, сдавил его до хруста.

- Да о чем вы? Право же, не понимаю... И никто меня сюда не посылал. Я этнограф, путешествую по Карпатам и собираю местный фольклор.

Сказанное было недалеко от истины. Уолтер Стивенс имел непосредственное отношение к фольклору, хотя бы потому, что в детстве читал “Сказки Матушки Гусыни”и регулярно выслушивал народные предания от младшей няньки Пегги. Особенно часто в ее рассказах фигурировали феи. Это были не те тонкокрылые, обсыпанные сахарной пудрой существа, что порхают с цветка на цветок, запрягают мышей, и умываются росой. У этих фей был прескверный характер. Они таскали детей из люлек, уводили в неволю женщин, чтобы те вскармливали их молодняк в Волшебной Стране, а некоторые и вообще охотились на путешественников, в целью выкрасить их кровью свои куртки. А если учесть, как быстро выцветает кровь, можно лишь вообразить уровень смертности в тех краях, где обитали эти модники. Вскоре матушка Уолтера рассчитала Пегги за то, что та протащила в детскую бутылку джина, и сказки прекратились. До поры до времени.

Англичанин почувствовал мгновенное облегчение, потому что нервный тип отпустил его плечо и теперь, опустив глаза, рассеяно вытирал руку свежим носовым платком, коих у него, судя по всему, было безмерное количество.

- Простите, я забылся.

- Пустяки, с кем не бывает, - обнадежил его Уолтер и тут же спросил исподтишка. - Выходит, люди здесь и вправду пропадают.

- Нет, что вы! У нас тут все на виду. Поэтому я...мнээ... так удивился, когда вы спросили. Подумал, уж не пропал ли кто ненароком, а мы и не заметили?

Англичанин подавил глухое раздражение. Оставалась последняя попытка, наверняка столь же безуспешная.

- Возможно, вам известен здешний граф? - спросил он, без особой надежды на положительный ответ.

- Это вы про Его Сиятельство графа Бальтазара-Фридриха-Георга фон Лютценземмерн? Знаю, конечно. Кто же его не знает? - лицо Леонарда просветлело. - Ой, раз уж вы этнограф, то вам наверняка не терпится осмотреть замок? Как же, там есть на что полюбоваться. Вот Лиловый Кабинет в восточном крыле – премилое местечко. Да и Портретная Галерея хороша.

Не в силах произнести что-либо вразумительное, Уолтер просто покивал головой. Он не сомневался, что в замке найдется и нечто поинтереснее премилого кабинета с китайскими ширмами и коллекцией бонбоньерок. Например, “Подземная-Камера-Которая-Прославилась-Тем-Что-Однажды-Там-Целый-День-Никого-Не-Пытали.”

- Тогда поедемте в замок прямо завтра. Я договорюсь с графом, он охотно принимает гостей. Некоторые потом еще долго не могут покинуть его владения, плененные таким гостеприимством. Только не обессудьте, сударь, но я освобожусь лишь вечером. Днем мы с отцом обычно заняты. Это ничего? Не слишком поздно?

...Чуть позже той же ночью Уолтер сидел в спальне наверху, перебирая содержимое саквояжа. Множество книг, включая и нежно лелеемую коллекцию penny dreadfuls (дешевых изданий с леденящими кровь историями), увеличительное стекло, две смены белья, осиновые колья, набор открыток с видами Дербишира – раздавать информаторам из туземцев - и даже серебряное распятие, которому совсем не место среди вещей выходца из семьи христиан-евангеликов.

Юноше не спалось. Во-первых, в предвкушении завтрашней поездки он готов был в любую минуту пуститься в пляс. А во-вторых, вид кровати, с колючим продавленным матрасом и сероватой подушкой, на которой явственно виднелся отпечаток чьей-то ноги, не располагал к визитам в царство Морфея. Хорошо хоть предусмотрительная Бригитта поставила каждую ножку кровати в миску с водой. Не придется всю ночь служить банкетным столом для клопов.

Порывшись в саквояже, Уолтер вытащил оттуда блокнот в потрескавшейся кожаной обложке с золотым тиснением. Первые несколько листов были вырваны еще до того, как сия вещица попала в антикварную лавку, где ее и обнаружил юный Стивенс. Иногда он задумывался, что же было на этих страницах? Хотелось надеяться, что записки о каком-нибудь кругосветном путешествии, а не подсчет карточных долгов.

Пододвинув поближе сальную свечу, копоти от которой было гораздо больше чем света, он тщательно вывел химическим карандашом на первой странице - “Рассказ о моих приключениях.”

Немного подумав, он добавил слово “зловещих.”
Tags: original
Subscribe

  • (no subject)

    Желаю всем друзьям счастливой и светлой Пасхи! По такому поводу не могу не выбраться в журнал. К сожалению, сейчас я работаюнастолько лютом режиме,…

  • Итоги года

    Я практически полностью исчезла из жж, потому что год у меня выдался таким напряженным, каких я еще не знавала. Диссертация, поездка в Москву (самое…

  • Соавторы

    У меня пока что нет сил что-то писать, так что поставлю плюсик Долли. Оригинал взят у dolorka в Соавторы Это была совершенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Желаю всем друзьям счастливой и светлой Пасхи! По такому поводу не могу не выбраться в журнал. К сожалению, сейчас я работаюнастолько лютом режиме,…

  • Итоги года

    Я практически полностью исчезла из жж, потому что год у меня выдался таким напряженным, каких я еще не знавала. Диссертация, поездка в Москву (самое…

  • Соавторы

    У меня пока что нет сил что-то писать, так что поставлю плюсик Долли. Оригинал взят у dolorka в Соавторы Это была совершенно…