b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:

Длинная Серебряная Ложка

Исключительно по просьбе трудящихся вывешиваю проду. Сама не хотела ее трогать до середины недели, потому что представляю, КАК я всех уже заколебала. Тем более, что тут такой депрессняк. А уж какой депрессняк будет в следующей главе! А через главу! Из меня прет настоящий фикрайтерский садизм.

Кстати, если кто-то уже понял, что вообще тут происходит или хочет уточнить, спрашивайте меня по личке, а не в комментах - иначе спойлер получится, а их ведь не все любят :)))

И еще - если вам интересно, почему я использовала такое клише как пневмония, так все потому что я могу достоверно описать ее симптомы. Сама болела и едва выкарабкалась. Гадость еще та.

И опять же по просьбам трудящихся, маленький соц опрос. К сожалению, он не повлияет на сюжет, потому что линию Кармиллы я фактически дописала, но очень интересно узнать ваше мнение. Вопрос, разумеется, только к читателям нашей с Кэрри писанины :)

Хотите ли вы, чтобы Кармилла стала вампиром?

Да
26(57.8%)
Нет
14(31.1%)
Все равно
5(11.1%)


ГЛАВА 18

- В некотором царстве, в тридевятом государстве жил да был один клерк.

- Мне уже не нравится, - захныкала Кармилла. - Это скучная сказка!

- Но вы не дослушали. Быть может, ему уготованы удивительные приключения.

- Это вряд ли. У клерков приключений не бывает.

- А этому повезло. Итак, наш клерк служил в своей конторе и была у него мечта. Он хотел сделаться миллионщиком, но так, чтобы сразу весь капитал получить. Отец его помер мелким чиновником, а сам он в неполные тридцать лет так и не выбился из письмоводителей. Конечно, можно было экономить, но какой в том смысл? Надоело ему каждый месяц откладывать жалкие крохи в надежде, что когда-нибудь лет через пятьдесят набежит круглая сумма. Кроме того, в его семействе ожидалось прибавление, так что деньги нужны были как никогда. Поэтому он решил рискнуть и вложил все сбережения в рискованную, но очень прибыльную отрасль – в добычу слоновой кости. А поскольку своих денег у него было немного, недостающую сумму он взял из кассы.

Долго ли, коротко ли ждал этот клерк, но то ли между африканскими племенами началась очередная война, то ли слоны в тот год не уродились, но компания, которой она доверил деньги, потерпела крах. Все вкладчики понесли убытки, а наш герой так и вовсе разорился. Со дня на день он ожидал, как управляющий конторы проверит кассу и обнаружил недостачу. Он уже снес в ломбард все ценные вещи – даже обручальное кольцо жены, даже пинетки еще не рожденного ребенка – но нужной суммы так и не набежало. Тогда он впал в отчаяние. Ему уже мерещились разные кошмары – позор, банкротство, долговая тюрьма. Он представлял, как его жена ослепнет, когда будет жить рубашки – полдюжины за несколько грошей – в полутемной каморке, и как потом будет скитаться из ночлежки в ночлежку, пока не замерзнет прямо на улице. Он представлял, как его ребенок отправится прямиком на “ферму младенцев”, где нищие берут детей на прокат, чтобы еще пуще разжалобить прохожих. В душе его открылась рана, из которой хлынул страх.

И вот однажды ночью, когда он бесцельно бродил по городу, истекая страхом, к нему подошел незнакомец и предложил свои услуги. Он пообещал нашему клерку запредельную сумму денег, и тот вцепился в это предложение как голодный пес в кость. Только это был не обычный ростовщик. Он, знаете ли, увлекался фольклором. Вместо процентов он потребовал у должника то, чем за помощь расплачиваются в сказках. Перворожденное дитя. А поскольку он потребовал это пост фактум, уже после того как клерк забрал деньги, бедняге не оставалось ничего иного как согласиться. По крайне мере, именно в такой версия я слышала эту историю.

- Когда мы доберемся до вампиров? - спросил Кармилла, слушавшая приоткрыв рот.

- Уже добрались.

- А кто из них вампир?

- Ну не клерк же! - раздраженно отозвалась сиделка. - Вампиром оказался заимодавец. Именно ему теперь принадлежал перворожденный ребенок.

- Страсти какие! Хорошо, что это сказка. А дальше?

- Клерк возместил недостающую сумму и тут же уволился из конторы. Зачем ему корпеть над бюро, с таким-то капиталом? Во что бы он теперь не вкладывал эти деньги, ему возвращалось сторицей. Потому что это было заколдованное золото. А через пару месяцев его жена разрешилась от бремени. Девочкой.

***

- И я испытал такое облегчение! Признаюсь, я боялся что первым будем мальчик. Как мне воспитывать наследника, если его потом все равно придется отдать в чужие руки? Но я надеялся, что следующим все равно будет сын. Так и оказалось – уже через год супруга подарила мне мальчика. Вот только он отказывался сосать грудь, если мать не протирала ее спиртом по три раза. Ну ничего, подумал я, у нас будут другие дети. И еще, и еще! Например, у меня было шесть братьев и сестер, но их всех унесла эпидемия дифтерии, так что остался я один. Поэтому я всегда был сторонником многодетных семей - хоть у кого-то есть шанс выжить. Правда, жена моя не разделяла эту точку зрения! Она, видите ли, считала, что раз у нас завелись деньги, мы можем разъезжать по балам каждую ночь. Так что я сказал ей, “Эльза – так ее звали – роди мне еще пятерых и делай что хочешь. И на суаре поезжай, и на благотворительные базары, и куда душа пожелает. Но пока что изволь бывать дома почаще. Мне нужна жена, детям – заботливая мать.” И что вы думаете она сделала? Бросила меня ради кавалерийского офицера, который отлично отплясывал кадриль, но во всем остальном был совершенно никчемным человечишкой! Тьфу! Неблагодарная тварь!

- Отец! - не выдержал Леонард.

- Что, мальчик мой? Мать сбежала, когда тебе едва исполнилось пять месяцев. Но тебе кажется, что неправ именно я?

-Ей было всего-то девятнадцать.

- Вот-вот. Самый возраст, чтобы взяться за ум, - и фабрикант многозначительно покосился на сына. - Итак, я остался соломенным вдовцом с двумя детьми на руках. Очень странными детьми, прошу заметить. И тут я совершил чудовищную ошибку – я привык к своей дочери. Следовало отдать ее, пока она еще была мокрым розовым комочком и кричала с утра до вечера. Он ведь даже свое имя и адрес оставил, куда сообщить когда ребенок родится. Но я все затягивал, пока не понял наконец, что это невозможно. Смотрел на Берту и думал – вот она, моя дочь, пухленькая, темненькая, лепечет что-то, ну как такую отдашь? Сделка есть сделка, это я как деловой человек понимаю, но... Кроме того, я понадеялся, что он сам про нас забудет. Сначала я все ждал, что он лично за ней явится, каждый час наведывался в детскую, но все было спокойно. Вот я и расслабился. Решил, что он нашел занятие поинтересней, чем выколачивать старые долги. И все таки в в голове у меня нет-нет да и появлялась мысль, что он нарочно это делает, дает ей подрасти, а потом... Противная мысль – знаете, как летом иногда в комнату залетит цикада, верещит, уже все перевернешь вверх дном, а никак ее не выловишь. А она не умолкает, покамест всю душу не вынет. Вот-вот, такая мыслишка. Гадкая, в общем. Поэтому я Берте ни в чем не отказывал – вдруг сегодня мы видимся в последний раз? А он... я не представлял, как он будет с ней обращаться... и на что она ему вообще сдалась... Поэтому у моих детей было все...

- Кроме фотографий.

-Да, Леонард, кроме фотографий. Тебе они настолько важны?

- Нет, что ты! - замахал руками молодой вампир. - Я просто так спросил. Но... дело в том что я уже забыл, как выгляжу. Было бы любопытно себя увидеть.

- Как будто есть на что посмотреть, - бросил отец, - Я не водил детей к фотографу, чтобы не оставлять лишних улик. Мало ли какое применение он нашел бы этим фотографиям. По той же причине я велел Берте всегда носить шляпки с широкими полями, чтобы никто не запомнил ее лица. Если ему вздумается порасспросить... Иногда я думал – да глупости все это, ну как он меня отыщет? Я ведь тогда не представился, да и выглядел так непотребно, что уж точно не опознаешь. И все-таки... Вот так мы прожили в Гамбурге почти двенадцать лет, а потом... потом... Нет, не могу! Леонард, дальше ты рассказывый, ты ведь все знаешь, - скомандовал фабрикант.

Юный вампир продолжил бесстрастно,

- Потом отцу попалась газетная статья о том, что в пригороде было найдено несколько трупов. Обескровленных, со странными повреждениями шеи. Полиция ничего вразумительного сказать не могла. А отец все понял и решил бежать...

- Не бежать, а стратегически передислоцировать производство! Хотя да, бежать, конечно. Это сейчас я понимаю, что у кого-то просто не хватило терпежа – или мозгов – как следует замаскировать место охоты, а тогда я подумал что все, они ко мне подобрались. Возможно, у них такое предупреждение для недобросовестных должником. Вот и мы переехали сюда.

- В Трансильванию? - уточнил Уолтер.

- Да.

- Подальше от вампиров?

-Да.

- Угу.

- Что такое?

- Ничего, - Уолтер посмотрел на него невинными глазами.

- Я полагал, что вампиры только в крупных городах водятся и что в Трансильвании крестьяне давно их извели. Вы знаете, какие тут методы встречаются? О-го-го! Чего стоит только гвоздь под язык! Ну какой вампир захочет просыпаться с металлическим вкусом во рту? Или вот такой метод – подложить в гроб носок, чтобы вампир распускал его до последней нитки. Ну кому захочется лежать рядом с крестьянской портянкой?! Я и решил, что Трансильвания – самое безопасное место, что бы там не говорили. Кроме того, нам очень повезло с соседями. Я был так рад, что моя дочь подружилась с госпожой виконтессой.

“А уж я как рада! До сих пор во сне кричу. От радости,” хотела было сказать Гизела. Но не сказала.

***

- Когда Берта узнала про переезд, она закатила истерику, с воплями, брыканием на полу и прочей атрибутикой. Потом даже расколотила своих фарфоровых кукол и изрезала все платья. Но отец сказал, что так даже лучше, меньше багажа брать придется. И вот вся семья тронулась в путь. Отец казался довольным, Леонард – это ее брат – тоже радовался, что соберет новые образцы простейших, коими Трансильвания, конечно, кишит, и только Берта была в ужасе. Она понимала, что каким-то образом виновата во всем, что они уезжают именно из-за нее. Потому что с ней что-то не так, не в порядке. Иначе почему отец прячет ее от всех? Почему он как будто от нее откупается? Что она сделала? Быть может, он подозревает то, о чем она сама догадалась уже давно – что она не такая, как все дети. С самого рождения не такая.

- А чем она так отличалась от других детей? - спросила Кармилла, которая даже забыла про еду.

- Хвостом.

- Фроляйн Лайд, вам бы все шутить!

- Для начала, редкий ребенок может похвастаться тем, что ему разрешают есть заварные пирожные на завтрак, - усмехнулась сиделка. - Кроме того, она... как бы это сказать... ну да неважно. Просто примите ее отличие за аксиому. Сказки не изобилует объяснениями, верно? Нигде ведь не сказано, какую именно траву мама Красной Шапочки использовала для приправы в пирожках, раз ее дочка приняла волка за женщину. Итак, вернемся к Берте. После Гамбурга карпатская деревушка показалась ей настоящей ссылкой. А потом произошло событие, которое и вовсе осложнило ей жизнь. Видите ли, она была довольно замкнутой, нелюдимой. Не знала, как ей общаться с людьми. Да и отец всегда говорил, что они-то на самом деле лучше всех окружающих, потому что богаче. Дескать, мораль, принципы и прочая абстракция – это так, глупости, только деньги имеют значение. Зато перед аристократами он готов был стелиться, потому что у них благородная кровь и все такое. Его всегда завораживала кровь. Берта тогда еще не понимала почему. Ну так вот, поскольку она понятия не имела, как ей завязать беседу и о чем потом говорить, то ужасно конфузилась и от того казалась очень резкой. А потом она поняла, что так даже лучше, потому что иначе над ней будут потешаться... или наоборот, скривятся от отвращения... ну если узнают что она не такая, как все. И... и...

- И когда она приехала в Трансильванию, что-то произошло? - подсказала Кармилла.

- Ну да! И она почувствовала себя словно устрица, которую вытащили из раковины. Такой мягкой и беззащитной себя почувствовала, что ужас просто! Тогда она закрылась, раз и навсегда. И правильно сделала, потому что там совсем безнадежная ситуация сложилась, совсем никакой надежды на счастливый конец, - она рефлекторно потянулась к груди, но тут же опустила руку. - Но не будем сейчас об этом. Что-то я слишком все затянула. Перейдем сразу к развязке.

- Так нечестно!

- Я рассказчица, а значит я определяю, что честно, а что нет, - разозлилась фроляйн Лайд. Она мысленно пролистала добрую сотню страниц. Между одной из них был заложен веер. Эту страницу она пролистнула с особой быстротой.

- Ну так вот, однажды ранней весной она отправилась на прогулку – она вообще любила прогуливаться возле Замка...

- Так там еще Замок был! - сказала пациентка недовольно.- Вы его даже не упомянули.

- Замок как замок.

- А кто там жил?

- Кто надо, тот и жил! - фроляйн Лайд начала разочаровываться в своей затее. Но как иначе предупредить девчонку?

- Там вампиры жили? - не сдавалась Кармилла.

- Нет! Но если вы хотите, чтобы я поскорее добралась до вампиров, та извольте не перебивать.

- Просто мне не нравятся дыры у вас в сюжете, - честно призналась критикесса.

- Это у меня стиль такой. Своеобразный. И вообще, когда вы рассказывали, я же слушала.

- Да, но мое повествование было логичным.

- Не спорю, - выдохнула сиделка. - Итак, Берта отправилась на прогулку, забираясь все дальше в горы. Ей хотелось отыскать первые в этом году примулы и принести их... домой чтобы сделать гербарий. Тут началась снежная буря, а поскольку Берта, не подумав, оделась не по погоде легко, она простудилась. Когда вернулась домой, вся промокшая, у нее начался жар. Хотя ее немедленно укутали и напоили горячим липовым чаем, было уже поздно – в конце концов, у нее развилась пневмония. Вот и все.

- Концовка скомкана, - сообщила придира. - И где обещанные мне вампиры?

Сиделка замолчала и опустила глаза, утюжа взглядом складки на фартуке, который она терзала последние несколько минут.

***

- ... доктора были бессильны! Только деньги из меня тянули. Хотя если бы пришлось растолочь золото и сделать из него микстуру, я бы и тогда не поскупился. Но все бесполезно. Она так кашляла, казалось, вот-вот ребра сломаются.

- Но почему вы нам ничего не сказали? - спросила Гизела, взволнованная. - Мы с папой знали, что Берта больна, но не представляли, насколько серьезно!

- При всем моем уважении и к вам, и к вашему батюшке, но чем вы-то могли помочь? Да я и не хотел распространятся о том, как все скверно. Я боялся... да, именно, что он проведает и решит ее убить, прежде чем... Ох, я ведь верил, что ее можно вылечить. До последнего верил. Поэтому решил везти Берту на юг, к морю. Надеялся, что морская соль прочистит ей легкие. Мы отправились в Триест, куда поближе. Но в дороге ее растрясло, так что в Триесте ей стало совсем худо. Тем не менее смена обстановки ее взбодрила, да и новая еда понравилась. Помню, она все время улыбалась, хотя почти не могла двигаться. Тогда я понял, что мы проиграли. Все мои усилия были втуне! Только один способ оставался, и я не мог к нему не прибегнуть. Не мог, понимаете? Хотя куда вам меня понять.

Штайнберг умолк.

Ввиду деликатности ситуации, мы ненадолго оставим наших героев и продолжим рассказ сами.
Tags: original
Subscribe

  • Баллада о королевских подарках

    Обложка баллады о королевских подарках. Видимо, она круче, чем о королевском бутерброде, жаль я текст никак не найду. Но, судя по иллюстрациям,…

  • Гендерная мстя

    Во Франции середины 17 века появились гравюры с изображением доктора Lustucru, чья специализация была довольно необычна. Вместо скальпеля и клистира…

  • (no subject)

    Обри Бердслей, карикатура на королеву Викторию (1893). Суровая "Виндзорская Вдова" в образе балерины а-ля Дега. По-моему, пачка ей идет,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 110 comments

  • Баллада о королевских подарках

    Обложка баллады о королевских подарках. Видимо, она круче, чем о королевском бутерброде, жаль я текст никак не найду. Но, судя по иллюстрациям,…

  • Гендерная мстя

    Во Франции середины 17 века появились гравюры с изображением доктора Lustucru, чья специализация была довольно необычна. Вместо скальпеля и клистира…

  • (no subject)

    Обри Бердслей, карикатура на королеву Викторию (1893). Суровая "Виндзорская Вдова" в образе балерины а-ля Дега. По-моему, пачка ей идет,…