b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:

Стены из Хрусталя

Та-да, окончание длинной главы :)



ГЛАВА 6 (Окончание)


После этого эпизода, других приключений на их дороге не встретилось, так что к мисс Маллинз они добирались в молчании. То ли вспомнив про свое общественное положение, но ли чтобы избежать расспросов, но всю оставшуюся дорогу Фанни плелся позади, лишь время от времени указывая направление. Мистер Стивенс попытался завести беседу с немертвой знакомой, но дальше “Ну как все вообще?” не продвинулся. Спрашивать про Гизелу постеснялся. Вдруг ляпнет что-нибудь бестактное, а Берта обидится.

Не то что бы Уолтер был не сведущ в том виде отношений, в котором состояли две вампирши. Вернувшись в Англию, он проштудировал литературу, посвященную столь тесной женской дружбе. Другое дело, что книги на эту тему не стояли на полках, а хранились под прилавком, и букинисты неизменно подмигивали, когда протягивали их озадаченному покупателю. После “Объятий в Будуаре” он расстегнул воротник, что пришлось весьма кстати, потому что отложив “Трепет Одалисок,” юноша вылил себе за шиворот графин воды, а на середине “Строгой Гувернантки” в кабинет ворвалась Эвике и предложила вызвать доктора. Уж слишком странно Уолтер дышал. И хотя он поспешно захлопнул книгу, жена успела разглядеть гравюру, на которой горничная и молодая госпожа активно перевоплощали классовую ненависть в классовую любовь. Покрутив картинку так и эдак, Эвике заявила, что таких извращений за всю жизнь не видывала. Это ж надо выдумать, у служанки платье выше колена и туфли на каблуках! Ну и как прикажете в такой одежке золу выметать?

После столь тонких исследований женской психологии, Уолтер вообще не представлял, о чем можно разговаривать с Бертой Штайнберг. Не о различных же способах нецелевого использования кальяна, шелковых чулок и коробки с мятными драже!

Впрочем, Берта и не набивалась ему в собеседницы. Разве что спросить про здоровье жены, про будущего ребенка? Но Уолтер заподозрит, что она не просто так интересуется, а с умыслом. Как не крути, слова “нечисть” и “человеческий младенец” не принадлежат к одному семантическому полю. А если и попадут туда, то воображение поневоле добавит еще и черные балахоны, и обагренный кровью алтарь, и различную колюще-режущую атрибутику. Лучше помолчать.

-Нам сюда! - наконец воскликнул Фанни и указал на маленький магазинчик, из тех, что состоят из самой лавки, крошечной гостиной в задней комнате, и спальни хозяев наверху. Вот только над дверью не болталось никакого опознавательного знака.

-А почему вывески нет? - удивился Уолтер.

Вампир захихикал.

-Тьма всемогущая, как вы это себе представляете?! Разве что повесить ей над дверью мертвого ирландца? А мысль! Расскажу Его Сиятельству, он от радости взвоет. Будет чем заняться в новом году!

В который раз Уолтер и Берта обменялись недоуменными взглядами. Такое впечатление, что им выдали справочник, но из-за халатности наборщика отпечаталось лишь каждое третье слово. Остальную информацию приходилось додумывать самим.

-Кто бы там ни была эта ваша мисс Маллинз, - поморщилась Берта, - но ей сейчас явно не до нас. Вон, вечеринка у нее какая-то.

-Странно, - Фанни пригляделся, - впервые такое вижу. Разве что эпидемия разыгралась, а мы пропустили.

Через открытую дверь было видно, что лавка битком набита посетителями, кое-кто даже на крыльце отирался. Прежде чем наши герои как следует разглядели гостей мисс Маллинз, они их учуяли. Причем не только вампиры, обладавшие поистине звериным нюхом, но и сам Уолтер. Смрад стоял такой, словно безумный парфюмер сделал духи на основе вытяжки из портянок и разбрызгал их по всему кварталу. Стоит ли упоминать, что одеты гости были по большей части в лохмотья. Те же, на ком сидели костюмы поприличнее, выглядели еще подозрительнее. Взять хотя бы девицу в опрятном платье, которая прислонилась к перилам и нервно поигрывала... оторванной рукой. Когда Уолтер проглотил едва не выпрыгнувшее сердце, он разглядел, что рука из папье-маше. Не иначе как девица из тех мошенниц, что подсаживаются к вам в омнибусе и смиренно складывают ручки на коленях. Вот только одна из них искусственная, а настоящая вовсю исследует карманы попутчиков! Ну и знакомства водит мисс Маллинз!

Вскоре он разглядел и саму хозяйку, невысокую и крепко сбитую старушку, с простым скуластым лицом и чуть приплюснутым носом. На ней было темно-коричневом платье и вдовий чепец, из-под которого выбивались седые пряди. Нашивки из черного крепа и длинные батистовые манжеты, которыми так удобно промокать слезы, указывали, что женщина носит траур, но не полный – тогда все ее одеяние было бы черным.

Мисс Маллинз расхаживала перед мужчиной, которого, казалось, собрали из детских кубиков, потому что даже его голова с выдающейся челюстью была совершенно квадратной. Бедолага крутил в руках помятую шляпу фасона “свиной пирог.”

-Стало быть, не знаешь, чьих рук дело? - и старушка прищурилась. Ее глаза, блестящие и черные, притаившиеся под густыми бровями, напоминали готовых к атаке пчел.

-Да чем хотите побожусь, мисс Маллинз! Никто из моих ребят к вам ни в жисть не сунется!

Переваливаясь с ноги на ногу, старушка приковыляла к нему поближе и взяла его за лацкан сюртука, но не дернула, а заботливо стряхнула пылинку.

-У тебя, друг сердешный, кажись, сюртук замарался. Так я подсоблю.

Как Уолтер узнал впоследствии, любимой шуткой в квартале было сообщить новичку-недотепе, что по этому адресу находится дешевая прачечная. А когда он, пыхтя, приволочет баул с бельем и спросит, почем мисс Маллинз берет за стирку, всласть похихикать. Желательно, на другом конце города и узнав о результате сего интервью от третьих лиц.

Но если вот так шутит она сама!

-Да у нас тут все урки наперечет! - затараторил квадратный господин, смахивая пот. - Если узнаю, кто к вам залез, такую расправу устрою, что черти затылки зачешут!

-Устроишь ты, как же. Его сначала поймать надо. Но ежели и правда кто-то из местных так мне удружил, то главное чтоб они это не пили! - махнула рукой мисс Маллинз, - А коли захотят выпить, хотя бы не смешивали. А коли смешают, то уж не совались ко мне квартал, не то я их сразу опознаю. По чешуе на носу. Или по третьему глазу на подбородке. Или по коже, светящейся в темноте. Не говоря уже о других, более очевидных приметах... А, Фанни! Проходи, дорогуша.

-Что у вас стряслось? - осведомился юноша, протискиваясь в помещение, напоминавшее аптеку, в которой вальсировало стадо бизонов.

Уолтер с Бертой последовали за своим проводником, зато разношерстные гости, довольные, что мисс Маллинз нашла новую жертву, удалились, не забыв на прощание поклониться ей или сделать книксен. А некоторые и то, и другое. Для верности, чтоб ничего не упустить. Почтение внушал не ее возраст, хотя мисс Маллинз и была гораздо старше, чем можно было определить на глаз. Почтение внушал ее Список.

-Отлучилась я в магазин за крепом – от снега ткань сразу портится, зимой не напасешься – возвращаюсь – батюшки святы! Какой-то делинквент... ой, то есть супостат успел ко мне вломиться, все снадобья вынес подчистую, а что не забрал, то разлил. Вот и задумалась я, а кто бы это мог быть? - пожаловалась мисс Маллинз, пристально глядя на юношу.

Тот вздохнул.

-На слово поверите, или сунуть руку в кипящее масло?

-Да знаю я вас, упырей. Вас хоть в котел с кипящим маслом брось, все равно выйдет оздоровительная процедура, - досадливо пробормотала она. - И так понятно, что ваши тут не причем. Ваши бы накалялкали стихи красными чернилами на стене, чтоб, значит, красивше было. И весь запас черного пудинга смолотили. Хотя о чем я речь веду, среди бела дня же все случилось!

-Но кто посмел к вам сунуться?

-Самой интересно. Небось, новый воришка в квартале завелся, вот и решил, что я тут самогон гоню. Ну на что ему мои травы? Зелья варить – не суп укропом заправлять. Тут нужна методика и алгоритм действий... тьфу ты... я имела в виду, смекалка да сноровка.

-Зелья? - встрепенулась Берта, которой Уолтер все это время бубнил перевод на ухо. - Скажи ей, что нам нужно приворотное зелье!

-Моей спутнице требуется приворотное зелье, - сообщил Уолтер старушке, которая, похоже, только сейчас заметила его присутствие.

-Это вы по-немецки лопотали? - добродушно переспросила она, с любопытством глядя на Берту. -Вишь ты, из самой Германии приехала за моим зельем! А на кого приворот делать будем?

-На леди Марсден! - выпалила вампирша. - По ошибке она влюбилась в мою подругу! Ну так вот, я ее с головой окуну в этот эликсир, пусть себе другой объект для обожания найдет! Хоть своего мужа, хоть кроватный столб! Впрочем, если подумать, разница между ними и так невелика, -съязвила вампирша, а мисс Маллинз только головой покачала.

-Ну и времена настали. Бывало, девка на девку хворь наводила, чтоб парня отбить, а теперь...

-Так вы мне поможете?

-Нет, - отрезала старушка.

-Вы не можете мне отказать, - насупилась фроляйн Штайнберг, - потому хотя бы, что скоро Рождество. Самый сезон для чудес.

Старушка склонила голову набок и постучала по брошке, с черной гуттаперчей вместо оникса. С виду похоже, а ценой дешевле.

-Ты была хорошей девочкой в этом году, а, дорогуша?

-Нет, - честно ответила Берта, - потому что весь год я была вампиром. Нечисть не претендует на рождественские подарки. Но пусть ангелы просто отвернутся. И вместо того, чтобы махать на нас мечами, пусть лучше выкапывают ими замерзающих детей из-под снега. Я ведь не прошу ничего хорошего, просто сохранить то, что у меня уже есть.

-Я, я, я – передразнила мисс Маллинз. - Как это похоже на вас, упырей. И слова “нет” для вас лишь колебание воздуха! Говорю же, ничем не могу помочь. Ну нет у меня нужных ингредиентов для этого зелья, все украдено и перегонный куб разбит! И вот, пока я пытаюсь разобраться, кто бы это мог быть, и привести лабораторию в порядок, и не хлопнуться на пол в истерике, заявляетесь вы и требуете эликсир! Просто субъективный максимализм в третьей степени!

Уперев руки в бока, она посмотрела на Берту так, словно та не только пришла на праздничную вечеринку без приглашения, но еще и в торт плюнула.

-Вы забыли добавить “дорогуша,” - невозмутимо заметил Фанни, который следил за перебранкой, жонглируя аптекарскими гирьками. Отсутствие эликсира его нисколечки не огорчило. - А последнюю фразу лучше заменить на “Какие вы жадные сволочи.” Более народно получится.

-А ты не тычь мне в лицо фольклором! Говорю как умею, я вообще в сельской местности лет сто не бывала! - возмутилась мисс Маллинз, но ее ярость уже успела испариться. Она вновь обернулась к Уолтеру с Бертой и произнесла куда более миролюбиво. - Хоть он и плут, каких мало, но все же прав. Фольклор для меня как уютный плед, в который можно закутаться и переждать непогоду... Эх, да мы ведь толком и не познакомились! Я Кэтти Маллинз, для друзей просто Кэтти.

-Уолтер Стивенс, - поклонился Уолтер. Он готов был пожертвовать дружбой сей славной женщины, лишь бы только не называть ее Кэтти.

-Берта Штайнберг, - отозвалась вампирша и собралась вновь спросить про эликсир, но мисс Маллинз посмотрела на нее, как на королевскую особу.

-Та самая Берта Штайнберг?!

Вампирша смущенно улыбнулась. Слава ее опережала.

-Ну да. Я, конечно, спасла мир, но это было раз плюнуть. Так, пара пустяков.

-При чем тут мир? - отмахнулась старушка. - Ты сестра Леонарда Штайнберга? Который опубликовал статью про инцистирование у пресноводных простейших? Никогда не читала ничего столь захватывающего!!

-Да, - вздохнула Берта. Если мир и узнает о ней, так только из биографии Леонарда, опубликованной в каком-нибудь труде про усоногих раков.

-Так что ж ты сразу не сказала! Для сестры Леонарда я в лепешку разобьюсь, но эликсир достану. Ты, кстати, намекни, что если ему потребуется партнер для международного проекта, я с удовольствием с ним посотрудничаю! Вместе мы такой эликсир сварим, что любо-дорого! А подружку твою как зовут?

-Гизела фон Лютценземмерн.

-Фон Лютценземмерн, - протянула мисс Маллинз. - Как же, знаю эту семью, хотя они, конечно, не мои клиенты. Кажется, некий Людвиг фон Лютценземмерн даже участвовал в крестовом походе. Он еще захватил сувениры для сарацинов, потому что нехорошо это, заявляться чужой город без подарка...

-Ну а что насчет зелья?

-И до него доберемся, только сначала чай! У меня и кровь найдется... в леднике, - на всякий случай уточнила она. - Прошу всех гостиную.

Комнатка была оклеена пожелтевшими обоями и заставлена мебелью с продавленными сидениями и без антимакассаров. И на каминной полке, возле фарфорового лепригона с болтающейся головой, и на диване, и под диваном высились стопки книг. Даже на пианино вместо нотной тетради была открыта книга по генеалогии, на странице с очень ветвистым, как баобаб, семейным древом.

Не теряя ни минуты, Кэтти Маллинз поставила пузатый чайник на плиту, задвинутую в камин, достала с полки непочатую сахарную голову, разорвала синюю бумагу, в которую та была завернута, отколола кусок и растерла его в аптекарской ступке. Пока она хлопотала, Фанни принес черный пудинг, графин с кровью и кекс, судя по форме, испеченный в колбе. Чашки он тоже захватил, все как на подбор разномастные. В той, что досталась Уолтеру, плавал чайный гриб, который при виде незнакомца испуганно забулькал и опустился на дно. Мисс Маллинз тут же засюсюкала со своим питомцем – как выяснилось, его звали Фергус – и бросила в чашку кусок сахара, который этот комочек белой слизи принялся есть, довольно урча. Гостю она отдала свою чашку, себе же налила чай в пробирку, которую придерживала щипцами, чтобы не обжечь пальцы.

-Присаживайтесь! Только чур не откидываться в кресле, у него спинка едва держится.

Со свойственной им беспринципностью, вампиры плюхнулись на диван, оставив Уолтеру злосчастное кресло. И он присел бы на краешек, но в придачу к недочетам в конструкции, оно было обсыпано какой-то блестящей пылью. Она не отражала тусклый свет газового рожка, но светилась сама по себе, словно каждая частица была крохотной звездой. Причем субстанция эта показалась Уолтеру смутно знакомой. Но первая мысль была все же о том, что Эвике устроит ему нагоняй за испорченные брюки. Однако стряхнуть пыль с сидения он тоже не смел, иначе упрекнул бы хозяйку в нечистоплотности. Разрываясь между хорошими манерами и здравым смыслом, мистер Стивенс огляделся по сторонам, надеясь отыскать хотя бы табуретку.

-Что-то не так с креслом? - спросила мисс Маллинз, опускаясь на скрипучий стул.

-Нет! Вернее, оно немного... оно не вполне...

-Мисс Маллинз, не мучайте ребенка, - послышался развязанный голос Фанни, - высыпали на кресло куль волшебной пыли и хотите, чтобы он в ней извозился, как хомяк в опилках...

Властным жестом мисс Маллинз остановила его болтовню.

-Каким глазом ты ее видишь? - начала она, обращаясь к Уолтеру, но тот отчаянно замотал головой. Отлично знал, куда заводит такой сказочный мотив. И ему очень не понравилось, что мисс Маллинз ни с того, ни с сего потянулась к кочерге.

-Обоими глазами, - сдавленно ответил он, на всякий случай отступая назад, - но пожалуйста, мэм, я даже не знаю, что это такое!

-Тебе уже объяснили, что это волшебная пыль. Катализатор для зелий, ускоряет реакцию. Другое дело, что для смертных она незрима. За исключением тех, кто обладает даром ясновидения. У тебя это с детства, Уолтер? Ты когда-нибудь видел Песочного Человечка? Домовых? Зубную Фею?

-Нет, - отозвался мистер Стивенс, особенно сожалея, что ему так и не довелось пообщаться с последней особой. А то бы честно высказал все, что думает о крылатых мерзавках, которые в обмен на отличного качества зуб оставляют даже не пенни, а открытку с религиозным стишком! Крылья бы пообрывать за такое! Впрочем, феи обходили стороной дом преподобного Стивенса, так что родители-монополисты сами устанавливали цены на молочные зубы.

-Ясновидением он летом заразился, - вмешалась Берта, - тогда я спасала мир, и произошла утечка магии. Вот Уолтера и зацепило.

В подробности она решила не вдаваться. Ведь даже деликатный граф в одном из писем вскользь упомянул, что до сих пор находит говорящую моль, а крестьяне жалуются на бобовые стебли, которые вымахивают выше сосен.

-Если возьмешься снова спасать мир, будь поакктуратнее, - мисс Маллинз поджала губы. - А что до эликсира, я постараюсь сварить его к Новому Году. Поищу ингредиенты по знакомым. Там ведь не просто анютины глазки нужны, а собранные в ночь на Ивана Купалу. Так что выдохни и расслабься, леди Маргарет от твоей подружки все равно не отцепится. Уж очень мощное зелье. Был случай, когда один прощелыга окропил им богатую тетушку, чтобы она в любовном порыве сделала его единственным наследником. Все утро у ее постели маячил, но как только леди проснулась, на кровать к ней запрыгнула любимая левретка...

Уолтер умудрился не только поперхнуться чаем и, кашляя, забрызгать им все в радиусе трех метров, но и опрокинуть чашку с его остатками себе на колени. Кульминационная сцена из “Тайны Загородной Виллы,” со всеми красочными и выпуклыми деталями, вдруг проступила в его памяти...

-... после чего тетушка вычеркнула из завещания всю родню и оставила возлюбленной левретке три доходных дома, - закончила мисс Маллинз. - А вам, молодой человек, нужно быть осмотрительнее в выборе литературы.

И тут в гостиной появилось новое действующее лицо – молодой мужчина во фраке. Самой примечательной чертой гостя, в остальном весьма невзрачного, были холеные усы с подвитыми кончиками. Должно быть, он даже чай пьет из чашки со специальной выемкой, чтобы не замочить их ненароком. Поведя носом, как испуганный конь, он торопливо достал надушенный платок и поднес к лицу, но, опомнившись, затолкал обратно в карман. Мелькнула черная кайма. Похоже, в трауре еще не было необходимости, но джентльмен уже предвкушал этот момент.

-Я пришел к тебе, Плакальщица! - продекламировал он с апломбом провинциального актера, который свято верит, что идею пьесы можно донести до зрителей, лишь заломив руки и постучавшись головой о колонну. - Настал час!

-Проходи, дорогуша, - ласково поманила его мисс Маллинз, снова переходя на фольклорный язык, - только я вот запамятовала, кем ты мне приходишься? Аль ты мне племянник? Но такого щеголя я бы точно узнала. А коли ты мне не родня, так почему мы с тобой на ты?

Визитер смущенно откашлялся.

-Вы ведь мисс Маллинз?

-Она самая.

-Энгельберт Ракрент, - внушительно произнес посетитель.

-Очень приятно. Это не ты сегодня меня обворовал?

-Да как вы смеете!

-Не обижайся, я у всех спрашиваю. Так чем я могу тебе услужить?

-Вот именно! Почему вы до сих пор не пришли, чтобы кричать под нашим окном! Мой отец скоро отойдет в мир иной, а вы до сих пор не явились, чтобы сообщить ему о грядущей кончине!

Мисс Маллинз задумчиво прикрыла один глаз.

-Твой отец – это Джозеф Ракрент, известный вреди своих арендаторов как Джо “Удавлюсь-за-Фартинг”? Который снес половину ферм, чтобы проложить дорогу на своих землях? Который развел фазанов для охоты, а те поклевали крестьянам все пшено? Который тащит арендаторов в суд за нарушение границ частной собственности, если их кошка пройдется по его забору?

-Ничего подобного! - возмутился гость. - На кошек мы просто ставим капканы.

-Извини, дорогуша, ничем не могу помочь, - Кэтти вздохнула с преувеличенным сожалением. - Батюшка твой помрет еще ох как нескоро. Лет десять протянет, а то и больше. Настоящая крестьянская закалка. Еще бы, ведь его предки торф копали. Но я не приду его навестить по другой причине. Просто он не Ракрент. Последний представитель этого семейства скончался еще в конце прошлого века, а твой дед – отец Джозефа – оттяпал и земли, и титул. Но не кровь.

Бледный от ярости, гость пулей выскочил из гостиной, пробормотав на прощание стандартную в таких случаях формулировку, что он-де этого так не оставит. Мисс Маллинз меланхолически пожала плечами, отхлебнула из пробирки и бросила Фергусу, который одобрительно запузырился, еще кусочек сахара.

-Так вы... фея? - спросил Уолтер.

-Нет, что ты. Просто я специализируюсь на полумертвых белых мужчинах. Впрочем, с Народом Холмов я тоже знакома. Видишь ли, моя матушка была плакальщицей на похоронах, как и моя бабка до нее. Вот и я пошла по проторенной стезе. Во всей Ирландии не было голоса пронзительней! Когда я кричала, колокола звонили сами собой. И вот однажды ко мне явились фейри и сделали предложение, от которого я не смогла отказаться. Особенно заманчивым оно казалось в свете того, что за секунду до их появления мне случилось помереть. Они вернули меня обратно, в это тело. Эх, не могли прийти годочков на 30 раньше! Ну да не в моем положении привередничать. Ну вот, вернулась я обратно, хорошенько поколотила Тэдди Хиггинса, который вовсю хозяйничал в моей кладовой, погуляла на своих поминках – не пропадать же угощению – и уехала в Лондон, там как раз появилась вакансия. Ну, что ты так на меня смотришь? Я не ведьма и не вампир, не призрак и не фейри. Точнее, я все сразу. Я баньши.

Уолтер сглотнул.

-Ну и ну, пришел сюда с двумя упырями, а меня испугался! - хмыкнула мисс Маллинз. - Впрочем, в квартале меня тоже опасаются, как ты уже мог пронаблюдать. Говорят, я знаю, кто когда умрет. Будто у меня есть Список Фамилий.

-А он у вас есть? - спросил Уолтер настороженно.

-Конечно! Но баньши следуют лишь за главами определенных семейств, а их раз два и обчелся. Такова традиция. В Списке в основном ирландцы или шотландцы, ну и несколько англо-саксонских семейств, непонятно как туда затесавшихся. Нашего друга Джо там не значится, потому что по крови он не Ракрент. Кровь важнее имени.

-А будь он подлинным Ракрентом, но таким же негодяем – вы бы пришли кричать у него под окном? - спросила Берта.

-Разумеется. Я не выбираю, чьи дома посещать. Просто знаю заранее, кто из клиентов когда умрет, и куда мне нужно идти.

Это было респектабельное занятие. Ну, настолько респектабельное, насколько оно вообще может быть при условии, что клиентами мисс Маллинз оказывались в основном пожилые джентльмены, которые лежали в постели полуодетыми и глухо стонали.

Да, они уже не снимали шляпу перед вихрем пыли, принимая его за процессию фейри. Мир стал ничем иным, как обнаженным трупом в прозекторской, который дергается лишь когда его бьют электрическим током. И да, “бабкины сказки” тормозили прогресс и сковывали умы и без того отсталых крестьян замшелыми цепями суеверий. Но ее они ждали. Ее крик был желаннее, чем шепот юной кокотки, которая будет ворковать покуда не иссякнет золото в вашем кошельке. Было в ее крике что-то правильное, что-то настоящее. Надежда, что мир не кончится с твоей смертью. И если труп вдруг спрыгнет со стола и покажет клыки... в общем, это далеко не худший вариант. А в слове “суеверие” хотя бы присутствует “вера.”

-Простите, но мне, кажется, домой пора, - заторопился Уолтер и для пущей достоверности вытащил часы, но позабыл их открыть.

Вампиры тоже засобирались и все вместе они вышли на крыльцо. Мисс Маллинз тронула Берту за локоть.

-Продержись до Нового Года, девочка. И я достану тебе эликсир. Даже двойную дозу.

Вампирша непонимающе на нее уставилась.

-Зачем мне столько?

-Сама догадайся.

-Нет, - отрезала Берта.

-Ты наконец станешь счастливой, - участливо проговорила баньши, - когда все окажется у тебя под контролем.

-Н.Е.Т.

Берта вспорхнула с крыльца и застучала каблуками по заледенелой мостовой, так быстро, что даже Фанни не мог за ней угнаться. Но уже на перекрестке остановилась, дожидаясь юного вампира. К нему у нее тоже вопросы имелись.
Tags: crystal_walls
Subscribe

  • Фейри при дворе

    Фейри при королевском дворе? Легко! В Шропшире бытовала легенда о Эдрике Диком, богатом англо-саксонском землевладельце, который боролся с…

  • Наперстянка и подменыши

    Моя коллекция различных способов изгнания подменышей (подержать над огнем, бросить в воду, оставить на навозной куче, выпороть, положить на…

  • Король-подменыш

    (В "Заговоре призраков" мы с соавтором побезобразничали на тему подменышей королевской крови. А теперь нам икается!) Существует легенда, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Фейри при дворе

    Фейри при королевском дворе? Легко! В Шропшире бытовала легенда о Эдрике Диком, богатом англо-саксонском землевладельце, который боролся с…

  • Наперстянка и подменыши

    Моя коллекция различных способов изгнания подменышей (подержать над огнем, бросить в воду, оставить на навозной куче, выпороть, положить на…

  • Король-подменыш

    (В "Заговоре призраков" мы с соавтором побезобразничали на тему подменышей королевской крови. А теперь нам икается!) Существует легенда, что…