b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:
Хмм, значит продолжение глюков. По поводу этой главы такой дисклеймер - у меня нет музыкального образования, и в музыкальный терминах и разбираюсь как в бух. учете, т.е. очень плохо.

Но я честно старалась ( и я тащусь от "Волшебной флейты").

Если кто-то может обозвать то, чем Кристин и Карлотта занимаются в этой главе, музыкальным термином (например, какую ноту нужно взять чтобы произошло то что произошло), то я буду очень признательна.

И еще - прежде чем читать эту главу, убейте в себе технаря. Потому что с физикой у автора тоже не лады :)



Глава 19. Чудесное избавление при помощи подручных средств.

- Брось, никто не умрет. Мы выберемся отсюда.- сеньора Гуидичелли обшарила комнату взглядом. - Так, кто мне скажет, какова сейчас рыночная цена зеркал?

-Что? - обе девушки ошарашенно уставились на итальянку, на пару минут прекратив погибать трагичной смертью.

- Зеркала, говорю, нынче почем? Это, конечно, свинство, заявиться в гости и расколошматить чей-то парник, такого даже Атилла себе не позволял, но ничего, я ведь за все заплачу, си!

- Вы хотите разбить зеркала? - уточнила Мэг, облизывая пересохшие губы. - Эх, вот где пригодилась бы байдарка – мы бы использовали ее в качестве тарана. А как мы их теперь разобьем?

Карлотта оценивающе поглядела на дерево – из металлической ветви вышла бы отличная булава. Но увы, отломить ветку мог разве что чемпион по вольной борьбе. Попытка отпилить ее пилочкой для ногтей тоже успехом не увенчалась.

- Припаяно намертво! - констатировала примадонна. - А вообще, отличная работа. У меня в гримерке вешалка недавно развалилась – как думаете, если я попрошу Призрака, он запаяет?

Кристин уронила голову на плечо к подруге и заплакала о горькой эмигрантской судьбе – зачем она вообще приехала в этот треклятый Париж из милой сердцу Швеции, где так много снега! Вся жизнь пестрой чередой пронеслась у нее перед глазами, а воспоминания о прыжках в сугробы и поедании сосулек она даже прокрутила по нескольку раз. Балерина тоже начала размазывать слезы по щекам– ведь она погибает в самом расцвете лет, и на ее надгробном камне напишут “Мэг Жири, скончалалась в сочельник от теплового удара.” Более идиотской кончины нельзя и придумать! То-то порадуется Сесиль Жамме, то-то придет на ее улицу праздник!

- Diavolo! - осознав тщету всех усилий, выкрикнула Карлотта и со всей силы саданула кулаком по стеклу. Стекло не разбилось, но зазвенело, тихо и мелодично.

Примадонна прислушалась и вдруг хлопнула себя по лбу – вот растяпа, как же она сразу не догалась! Ведь все так просто! Она уже неоднократно проделывала этот трюк, правда, с бокалами... но вот со стенами, застекленные сверху донизу, она не справится. Вернее, не справится одна.

- Кристин Даае, немедленно вставай! - Карлотта нагнулась над инженю, с силой встряхнув ее за плечи. - Вставай говорю, сейчас будем петь!

Полуобморочное состояние испарилось за долю секунды, и всем сразу расхотелось умирать. Девушки переглянулись и отползли на несколько шагов, не отводя от Карлотты настороженных очей.

Наконец-то то жара добралась и до ее головы.

Наконец-то Карлотта Гуидичелли слетела с катушек.

Есть люди, которые сходят с ума постепенно, и примадонна явно относилась к этой категории. Ее безумие назревало медленно, как торфяной пожар, который тихо горит под землей и прорывается в самый неожиданный момент у вас под ногами. Личности, подобные ей, могут пить кофе с круассаном, почитывая утреннюю прессу, а через пять минут они уже гоняются с молотком за домашними.

- Час от часу не легче, - тихо пробомотала Мэг, ожидая увидеть как у карлоттиного рта выступит пена- Если у нас не расплавятся мозги в морилке, то эта нас придушит..

- Сеньора Гуидичелли, а что мы будем петь? - Кристин ласково заглянула диве в глаза, в любой момент готовая улепетывать. - Dirige, Domine?*

-Нет! Я слышала, что Призрак Оперы давал тебе уроки пения – вы уже проходили “Волшебную флейту”?

- Конечно, он говорил что партия Памины в моем исполнении звучит очаровательно...

- К чертям Памину! Ты знаешь арию Царицы Ночи “Der Hölle Rache kocht in meinem Herzen”? Сейчас мы будем ее петь! - уловив недоуменный взгляд, дива терпеливо объснила - Видишь ли, там подходящая колоратура. Если мы будет слаженно и громко ее петь, то из-за резонанса зеркала должны разбиться вдребезги. По крайней мере, теоретически. Так вот, одной сопрано на всю комнату не хватит, а две сопрано – в самый раз.

- Но сеньора, - мадемуазель Даае с трудом поднялась на ноги, - Я не могу петь эту арию! Эрик говорил, что та колоратура слишком сложная для меня. Я не готова!

- У тебя все получится! - Карлотта схватила девушку за руку и потянула к середине комнаты. - Кристин, сейчас не время прибедняться!

- Я не сумею, у меня недостаточно практики, Эрик говорил...

- Девочка, послушай меня, - инженю, кажется, готова была разрыдаться, и Карлотта обняла ее за плечи. - За все время моего прибывания в этой Опере – в опере вообще – я еще не слышала пения лучше твоего! У тебя изумительный голос!

Малышка Жири глубоко вдохнула и ущипнула себя за лодыжку – кажется, ее воспаленный мозг только что произвел на свет причудливый бред, который мог украсить диссертацию любого алиениста. Карлотте нравится голос Кристин?! Карлотте??!!

Иженю распахнула глаза и посмотрела на итальянку. Потом ее лицо озарила счастливейшая улыбка признанного гения.

- Сеньора Гуидичелли, вам и вправду нравится мое пение? Что ж, если даже вы это признаете, то я, пожалуй, могу попробовать. Думаю что у меня получится, верно? Нет, даже так – у меня не может не получиться! В конце концов, Ангел Музыки не терял со мной времени даром! Ведь не зря же он избрал меня из числа всех хористок! ... О, сейчас я просто уверена что все будет отлично. Не такая уж и сложная та колоратура. Не сложнее всего, что я пела для Эрика раньше. Ах, если бы он увидел меня сейчас, он бы так гордился своей ученицей!. Я разделаю эту арию под орех!.. Сеньора, неужели вы действительно думаете, что мой голос... изумительный?

- Да нет, просто к слову пришлось, - честно ответила Карлотта и, не дав девице опомнится, скороговоркой произнесла, - Значит так, петь начнем насчет три, очень громко, я повернусь направо, а ты налево. Мэг, ложись на пол и закрой уши. О Минни не беспокойся, она все равно глухая. Кристин, готова? Раз... два... ТРИ!

Крепко зажимая уши, малышка Жири упала на пол и, кажется, вовремя – еще пару секунд и от ее ушей остались бы дымящиеся воронки.

Ибо Карлотта и Кристин запели.

Причем весьма громко – Мэг не улышала а скорее почувствовала как содрогнулся воздух, как по комнате пробежала вибрация, как у нее самой защекотало в желудке. Девушка осмелилась поднять глаза и увидела подругу, которая, крепко зажмурившись, пела бессмертную арию. Пот струился по ее бледному лицу. Рядом с ней примадонна , пребывая в образе Царицы Ночи, заламывала руки и гневно грозила воображаемой дочери-авантюристке и мужу-масону. Кажется, женщина получала огромное удовольствие от этой ситуации. У ее ног мирно почесывалась болонка. Мэг покачала головой – собачка и в правду была глухой как столетний патриарх. Этот факт ее не удивил.

Маленькая балерина теперь неотрывно смотрела на обоих певиц, читая по губам слова арии. Вот они поют, что давно пора показать Зарастро почем фунт изюма. Вот они объясняют Памине что ей грозит, если она не вступит в мамину клику. Вот они добрались до колоратуры... а это еще что такое? Дива и инженю, обменявшись взглядами, вдруг взяли высокую ноту – кажется, ре четвертой октавы, судя по тому как напряглось горло Кристин – и замерли с открытыми ртами.

Звук наполнил маленькую комнату до предела, ему уже не хватало места, казалось, что пение превратилось в ветер, в шторм! Волны накатывали на стены, колотились в стекло, старались вырваться наружу, любой ценой, даже если для этого понадобится растолочь зеркала в пудру. Карлотта и Кристин держали ноту, и Мэг не могла поверить, что их голоса не срываются. Наверное, им теперь придется учить язык глухонемых, потому что от голосовых связок ничего не останется, наверное, у них барабанные перепонки из стали...

Она не успела додумать, какие еще хвори последуют за опасными вокальными упражнениями, потому что зеркала задрожали мелкой дрожью, как при землетрясении в шесть баллов, и вдруг брызнули из стен.

За ними показалась дверь.

Карлотта и Кристин, поглаживая горло, довольно перемигнулись. И автоматически отвесили реверанс несуществующй публике.

---
*“Dirige, Domine, Deus meus, in conspectu tuo viam meam" - Псалом 5:9, часть похоронной службы
Subscribe

  • (no subject)

    Желаю всем друзьям счастливой и светлой Пасхи! По такому поводу не могу не выбраться в журнал. К сожалению, сейчас я работаюнастолько лютом режиме,…

  • Итоги года

    Я практически полностью исчезла из жж, потому что год у меня выдался таким напряженным, каких я еще не знавала. Диссертация, поездка в Москву (самое…

  • Соавторы

    У меня пока что нет сил что-то писать, так что поставлю плюсик Долли. Оригинал взят у dolorka в Соавторы Это была совершенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments