b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Медленно но верно приближаемся к концу. Эта глава немного отличается от всех остальных по тону и в ней есть совершенно дикий сюжетный поворот, так что не бейте меня за нее, пожалуйста.

Глава 27. Ангел Музыки для Карлотты Гуидичелли.

Хозяин подземелий вздрогнул и провел рукой по лицу, словно стирая свою улыбку. Неужели Карлотта и вправду подумала, что он пойдет с ней куда-нибудь, что он вообще решиться покинуть эти стены? Каток, как же! Нужны ему эти... эти мелкобуржуазные забавы! Каток! Там будут толпы людей и они будут смотреть на него, как уже смотрели однажды. Только теперь между ними не будет решетки, которая служила хоть какой-то защитой от зла. Когда в детстве он забивался в угол клетки, глядя на хохочущую толпу, он знал, что хотя бы здесь его никто не достанет. И клетка превращалась в островок относительной безопасности. Неужели сейчас он добровольно шагнет в западню? Неужели она ожидает о него именно этого?

Хватит.

Как сказал бы Просперо, Our revels now are ended.

Пора заканчивать эти забавы. Они и так зашли слишком далеко.

- Сеньора Гуидичелли... Карлотта... я очень благодарен вам, но я... я не пойду с вами на каток. - сбивчиво произнес Эрик, отворачиваясь от ее недоуменного взгляда.

-Вы не умеете кататься на коньках? Не беда, я научу вас! Главное взять с собой подушку...

- Не в этом дело. Я вообще никуда с вами не пойду. Вы... вы меня совсем не знаете. Вы даже не представляете, во что вы собираетесь ввязаться.- Призрак произнес эти слова почти с мольбой. Неужели она не понимает, что он делает это ради нее? Какое у него право обречь ее на такие мучения, на жизнь с живым трупом, ее, такую живую? - Оставьте меня, сеньора Гуидичелли! И вы все, все оставьте меня в покое! Уходите!!

Гости отпрянули от Эрика, перепуганные неожиданной вспышкой ярости, а некоторое даже подняли руку на уровень глаз, словно прилежные ученики, готовые отвечать на заданный вопрос. Только не сеньора Гуидичелли. Итальянка подошла вплотную к Призраку и прошипела ему в лицо.

-Зачем вы это делаете?

- Что?

- Черт побери, да разве в нашей жизни недостаточно неприятностей, чтобы мы создавали их себе сами? Мы строим свой собственный ад по кирпичу, а потом встаем в позу и кричим, как несправедлив этот мир!.. Если вы думаете, что я уйду от вас, то вам прежде придется меня выгнать. А это будет весьма затруднительно, как вы, надеюсь, уже уяснили.

Эрик посмотрел на нее долгим взглядом – то ли не веря ее словам, то ли придумывая стратегию как выдворить ее из подземелья с наименьшими усилиями. Внезапно по его щеке скатилась слеза. Карлотта прикоснулась к его лицу и проследила путь этой слезы, от скул, по щекам, к подбородку. Призраки не плачут, а вот люди... Она продолжала гладить его лицо кончиками пальцев, словно стараясь запомнить каждую черту. Скоро ее пальцы стали влажными.

Призрак наслаждался этими прикосновениями. Это было совершенно новое ощущение, которого он не знал никогда, даже в детстве. Тогда его лица касались разве что для того, чтобы влепить ему пощечину или стянуть с него маску на потеху посетителям балагана. Если бы хоть кто-то так приласкал его раньше, то, возможно, все было бы по-другому. Но сейчас было уже слишком поздо. Призрак почувстовал как пальцы Карлотты неуклонно приближались к его маске.

- Вы снимите с меня маску. - обреченно сказал он. “На что ты надеешься, глупец, ну конечно она сорвет с тбея маску и тогда все будет кончено. Это уже было однажды.”

- Только если ты сам меня попросишь.

- Вы даже не представляете что по ней!

- Я знаю что ты скрываешь под маской!

- Я рассказала ей, - смущенно проговорила Кристин, на всякий случай прячась за жениха.

- Не в этом дело. Я знала что скрывается под его маской... гораздо раньше. - произнесла Карлотта, заглядывая Призраку в глаза. - Ты помнишь, Эрик, где ты находился семнадцать лет назад?

Призрак Оперы задумался и начал загибать пальцы.

- Так... в Нижнем Новгороде я был чуть позже... а до этого путешествовал по Европе... Ах, да. В то время я работал строителем – вернее, помощником архитектора, ну да он все равно платил мне под столом....

- Где именно это было?

- В Риме, - произнес Призрак и вдруг отшатнулся от итальянки.- Это невозможно...

- В то же время в Риме проживала некая девочка по имени Карлотта – высокая, голенастая, с копной рыжих волос. Ее любимым занятием было слушать пение молодого человека, который работал на строительстве виллы неподалеку от ее дома. Конечно, родителям не нравилось, что их дочурка где-то шляется весь день, вместо того чтобы помогать по хозяйству. Как сейчас помню – Пизанская башня посуды в раковине, невыскобленный стол, по которому можно было определить чем обедала семья неделю назад, матушка гонят меня метлой по дому... Ах, славные воспоминания!... Впрочем, я отвлеклась. Итак, больше всего на свете та девчушка любила слушать пение неизвестного строителя. Когда ему казалось, что он был в одиночестве, он пел так, что ангелы на небе зеленели от зависти и крушили свои лютни об облака. Впрочем, он никогда не был в одиночестве – та девочка всегда пряталась неподалеку, впитывая его голос.

- Почему она... никогда не подошла к нему?

- Она стеснялась. К тому же, его лицо было спрятано под маской. Малышка Карлотта думала, что он был опальным принцем, скрывавшимся от революционеров. Она мечтала, что однажды таинственный незнакомец похитит ее и увезет из надоевшего дома, и ей не придется больше драить пол и таскать воду из колодца. О да, в ее мечтах они объездили пол-света, побывали даже Австралии и охотились на жирафов... или какая там есть живность, в этой Австралии... Однажды стружки попали ему под маску, он закашлялся и стянул ее, отрывая свое лицо...

- И вы.... то-есть, та девочка... вобщем, вы ужаснулись? От того, что ваш ангел оказался демоном?

- Нет вообще-то, - Карлотта вдруг покраснела, словно ее щеки налились томатным соком. - Даже наоборот.

- Наоборот – это как? - вмешалась Кристин Даае, доселе слушавшая рассказ примадонны в немом удивлении, периодически встряхивая головой чтобы убедиться, что это был не бред, вызванный чрезмерной дозой шампанского.

- Может не будем об этом, а? - жалобно попросила Карлотта, оглядываясь по сторонам в поисках поддержки. Но глаза гостей выражали лишь живейший интерес.

- Ну ладно, он конечно не был таким красавцем, как я ожидала, но зато я обрадовалась, что его никто у меня не отобьет, - скороговоркой произнесла примадонна. - Все теперь довольны? Так что если ты думаешь что твои шрамы испугают меня, Эрик, то ты не на ту напал. Поверь, на своем веку я повидала вещи поинтересней. Например, рядом с нами жила семья, которая решила съэкономить на прививках против оспы... время показало, что это была не такая уж блестящая идея. А моя троюродная тетка Эмилия однажды решила проверить, нагрелся ли утюг, и не нашла ничего умнее, как лизнуть его языком. Утюг был горячим... А моя кузина Симонетта в детстве защемила нижнюю губу дверью – до сих пор ума не приложу, как это она исхитрилась! А мой брат Джакомо поспорил с моим братом Сандро на пять лир, что он прыгнет в бочку с водой с третьего этажа. Нет, в бочку-то он попал, но в ней не было воды. Его правая рука до сих пор не сгибается. Так что моя родня – это тот еще паноптикум.

Призрак Оперы закрыл лицо руками, патыясь сдержать совершенно неуместный смех, вызванный рассказом о кузине Симонетте. Здравый смысл подсказавал, что проделать трюк с дверь и нижней губой было вне человеческих возможностей, но гадкий голосок любопытсва уговаривал его попробовать... Когда Эрик оглянулся, то понял, что из всей компании он единственный обладал хоть каким-то самообладанием. Кристин тихо повизгивала в обьятих Рауля, а мсье Рейе и Филиппу де Шаньи одновременно пришла в голову мысль симитировать кашель, чтобы перекрыть хохот – теперь подземная комната походила на туберкулезный санаторий.

Когда веселье стихло – только периодическое хлюпанье сотрясало воздух – Призрак снова спросил Карлотту

- И что же произошло дальше?

Сеньора Гуидичелли пожала плечами, рассеяно накручивая на палец выбившийся локон.

- Однажды девочка пришла в свое тайное убежище, но его там не было. Ни в тот день, ни на следующий,... вообще никогда. Она спрашивала у других строителей, но они лишь делали знак против дурного глаза и бормотали, что не знают куда сгинул тот странный малый в маске. Они его терпеть не могли - еще бы, ведь эти пропойцы умели лишь горланить песню про Братца Жака под аккомпанент стука пивных кружек ... А я... я была в отчаяньи. Я даже не знала его имени.

- Пока я не поселился в Опера Популер, я нигде не задерживался долго. - объяснил Призрак Оперы. - Рим прекрасный город и я боялся что не удержусь от его чар. У меня отнимали все что я любил. Поэтому я старался ничего не любить и ни к чему не привязываться. Тогда мне казалось, что у меня, по крайней мере, был свободный выбор.

Карлотта кивнула головой, давая понять, что принимает его аргумент. Но вот соглашается ли – это другой разговор.

- Когдя я поняла, слезы, вопли и пост по пятницам не вернут моего ангела, то решила применить логику. Где нужно искать человека с таким голосом? Правильно, в Опере. Скажу честно, меня всегда интриговала идея, что можно петь и получать за это деньги, а не подзатыльники. Дома мои вокальные упражнения были под строжайшим запретом – соседи нажаловались родителям, что из -за моего пения они не слышали звон церковных колоколов и опаздывали на мессу. - примадонна развела руками. - В то время дирекция Teatro dell'Opera как раз набирала хористок, и я решила попробовать. В конце концов, если я кричала возле Коллизея, меня слышали на Вилла Боргезе. Когда я спела для господина директора, то он принял меня в труппу без всяких оговорок. Более того, если бы я пела чуть дольше, он, верно, предложил бы мне доли от всех доходов и вообще все что угодно. Я, кажется, упоминала что могу петь ОЧЕНЬ громко? Вот-вот, а у него в кабинете стоял дорогууущий сервиз богемского хрусталя... Я была зачислена в труппу после того, как от третьего бокала остались лишь воспоминания... ну еще парочка окон разбились, но их не жалко... и очки у директора треснули, но это испугало его гораздо меньше, чем все остальное.. Итак, я переступила порог Оперы с твердым намерением когда-нибудь найти моего ангела музыки...

Женщина осеклась, потому что поймала взгляд Призрака Оперы. Ее сердце защемило. Никто еще не смотрел на нее вот так. В его глазах восторг был в равных пропорциях перемешен с удивлением и какой-то наивностью. Неужели Призрак Оперы, проведший в подземелье с добрый – вернее, с недобрый - десяток лет, еще способен на такие чувства?

- Карлотта, значит все это время... вы меня ждали?

Сеньора Гуидичелли посмотрела на Призрака Оперы, потом на гостей. Они все ждали ее ответа – Кристин и Рауль, все еще державшиеся за руки, Филипп де Шаньи, Перс с бутылкой шампанского, мэтр Рейе, нервно вертевший в руках какую-то партитуру, малышка Жири. Даже Минни выжидательно мела пол хвостом. А Эрик все еще смотрел на нее этим невыносимым взглядом, словно она была его спасением. Но быть чьим-то спасением – такое серьезное обязательство...

“Скажи да! - возопил ее здравый смысл. - Скажи да, немедленно! Ты что, совсем рехнулась? Карлотта, ты успеваешь соврать с дюжину раз прижде чем доешь завтрак. Ты можешь продать эскимосам ящик мороженного и накормить индуиста котлетой из говядины! Если бы все врали мира организовали масонскую ложу, то ты была бы у них Гроссмейстером. Но вот сейчас, когда это действительно нужно...! Ну что ты молчишь, дуреха! Твои слова могут исцелить его. Он будет думать что все это время ты действительно ждала его, искала его, может, даже упомянала его в молитвах. Тогда эти годы не будут казаться такими уж безрадостными – оглядываясь назад, он всегда будет ощущуть твое присутствие. Это так просто, Карлотта! По-итальянски это всего-то две буквы, а по-французски “да” звучит скорее как вздох, не как слово. Ну скажи его! Или просто качни головой.” Глас здравого смысла звучал очень заманчиво. И вдруг на сцену, к великому удивлению примадонны, вышла совесть. “Вот это да, - подумала дива. - Явилась не запылилась. А я то считала, что мы с тобой развелись лет этак десять назад...”

- Нет, Эрик, я никогда тебя не ждала. Я забыла про тебя как только мой чемодан оказался под койкой в дортуаре.- наконец ответила примадонна, наблюдая как гаснут искры надежды в его глазах.
Subscribe

  • (no subject)

    Желаю всем друзьям счастливой и светлой Пасхи! По такому поводу не могу не выбраться в журнал. К сожалению, сейчас я работаюнастолько лютом режиме,…

  • Итоги года

    Я практически полностью исчезла из жж, потому что год у меня выдался таким напряженным, каких я еще не знавала. Диссертация, поездка в Москву (самое…

  • Соавторы

    У меня пока что нет сил что-то писать, так что поставлю плюсик Долли. Оригинал взят у dolorka в Соавторы Это была совершенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • (no subject)

    Желаю всем друзьям счастливой и светлой Пасхи! По такому поводу не могу не выбраться в журнал. К сожалению, сейчас я работаюнастолько лютом режиме,…

  • Итоги года

    Я практически полностью исчезла из жж, потому что год у меня выдался таким напряженным, каких я еще не знавала. Диссертация, поездка в Москву (самое…

  • Соавторы

    У меня пока что нет сил что-то писать, так что поставлю плюсик Долли. Оригинал взят у dolorka в Соавторы Это была совершенно…