b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:
Продолжение "Калиновского бабая" (бабай - это надолго). Т.е. это макси.


Господин Андреев схватил листок бумаги и нетерпеливо пробежал по нему глазами. Потом показал послание партнеру. Тот, хмурясь, громко прочел письмо притихшей аудитории

- “Господа, я рад приветствовать вас в моем учебном заведении. Я так же надеюсь, что мое жалование и впредь будет выплачиваться без задержки. Остаюсь вашим покорным слугою, Призрак.”- директор с негодованием пошевелил усами. - Это что такое, а? Кажется, сегодня не первое апреля. Повторяю, что еще за Призрак?

- И что еще за жалование? - поддакнул г-н Андреев.

Антонина Жири ступила вперед и засияла светской улыбкой, постукивая тростью по скрипучей сцене.

- Наша школа расположена в старинной усадьбе, - начала она, - так что не удивительно, что в ее стенах обитает Призрак. Как говорится, noblesse oblige. Наш Призрак следит, чтобы все шло гладко и просит за свои труды скромную зарплату – 20 тысяч рублей.

- 20 тысяч?! - Фирмович задохнулся, как от припадка астмы. - Что-то я не видел в вашей бухгалтерии упонимания о зарплате этого товарища!

- Бывший директор платил ему черным налом. - пояснила преподавательница балета, улыбаясь так же мило.

- Но зачем, зачем?!

- Как бы вам объяснить... хммм... думаю, что самым близким по семантике словом будет “крыша”.

- Иными словами, Призрак вас крышует?!

-Да! А если он не получит свою зарплату, то сделает с нами страшные вещи! - крикнула пейзанка в синем сарафане. - Например, намажет нам лица зубной пастой!!!

- Настя, не говори глупостей. - резко оборвала Антонина Жири. - Хотя девочка не далека от истины. Вам придется платить ему, господа. И оставлять ложу номер пять не занятой.

- Что?!

Преподавательница балета указала на ложу первого яруса. Ее поддерживли монументальные колонны с облупившейся позолотой, и вид из этой ложи открывался просто изумительный. Не удивительно, что директора пообещали отдать лакомый кусочек мэру города.

- Но я пообещал эту ложу мэру!

- Тогда вам придется сказать, что ложа временно недоступна...хммм... по приказу санэпидемстанции. Что мы там тараканов травим. Это ложа Призрака. В ней не будет сидеть никто.

-НИКТО ВООБЩЕ НИГДЕ НЕ БУДЕТ СИДЕТЬ!!! ПОТОМУ ЧТО ОПЕРА ОТМЕНЯЕТСЯ!

Завуч мощным движением разодрала картонный задник на две части, а потом в порыве вздохновения порвала его на кусочки поменьше и разбросала их по сцене, как конфетти. Потирая руки и плотоядно улыбаясь, она двинулась к директорам, которые в свою очередь отступили назад и чуть было не упали со сцены.

- Ну так вот, - Карлыгаш смилостивилась и взяла на две октавы ниже, за что уши директоров были ей очень благодарны. - Я сегодня вечером петь не буду! Я вообще не буду петь в этой забегаловке, покуда вы не разберетесь с вашим шайтаном! Ой-бай-пырмай, в нашем ауле Узынкулак было больше порядка, чем в этой вашей хваленой музыкальной школе! Ха! И будьте уверены, что в администрации области об этом узнают!

Не дав директорам промолвить и слова оправдания, она прошестовала по проходу, бормоча про засилие криминала, и громко хлопнула дверь. С потолка посыпался снежок штукарки и припорошил дорогие костюмы директоров, надетые специально к случаю.

- Ну все, накрылся нам бюджет медным тазом. - мрачно произнес г-н Фирмович, сразу уловивший весь ужас своего положения. - И новый спортзал, и поездка творческого коллектива в Москву на фестиваль. Придут к нам вечером гости, вместе с мэром, а у нас ничего не готово. И Татьяны тоже нет. Все, господа, нам конец, интернат можно закрывать, а детей отправлять по домам.

- Не горячитесь так, - остановила его Антонина Жири, - Если вы насчет Карлыгаш Гуидичелевны, то, как говорится, леди с дилижанса – пони легче. А партию Татьяны может спеть Кристина Метелкина. Подойди сюда, девочка.

Головы повернулись в сторону Кристины, спрятавшейся в углу сцены. Повисла тишина. В воздухе ощутимо витало междометие “Чу!”

Кристина вздрогнула, отдала косу подруге и несмело подошла к директорам. Те скептически обозрели ее худенькую фигурку, пушистые рыжеватые волосы до плеч, широко распахнутые, чуть испуганные глаза. Девушка никак не тянула на оперную певицу. По обоюдному мнению директоров, у оперных певиц была грудь десятого размера, а так же благородная седина в волосах и по крайней мере два подбородка. Кристина была лишена всего вышеперечисленного, поэтому господа поспешили ее забраковать.

- Антонина Васильевна, вы уверены что эта девочка вообще может петь? Я имею в виду, сопеть песенки Алсу в ванной – это одно дело, но вот ПЕТЬ? - осведомился Фирмович.

- О да! У Кристины изумительный голос. Кроме того, она любит Пушкина, и у нее пятерка по русской литературе...

- Какое отношение это имеет к...

Директора так и не вынесли окончательный вердикт, потому что в тот момент Кристина запела. И все слова разом потеряли смысл, а все конфликты деликатно отодвинулись на задний план.


******


Рауль откинулся в кресле и уныло посмотрел в программку, напечатанную на доиcторической печатной машинке, у которой вдобавок западала буква “о”. Рядом с ним мэр о чем то беседовал со своей Второй Официальной Любовницей, и Рауль, чтобы не казаться снобом, время от времени вставлял пару слов в их разговор.

-... И сказал, что, типа, в ложе номер пять травят тараканов. Не, ты прикинь, они что, обмазали всю ложу китайским карандашом? - удивлялся мэр, а его пассия подобострастно захихикала. Но даже слушать их разговор, пестрящий диалектизмами, было лучше чем ждать неизбежного. Юноша скорбно закрыл глаза.

Он терпеть не мог утренники.

А это действо хоть и происходило в 8 часов вечера, все равно являлось утренником. Потому что оно включало все неотъемлимые элементы утренника – нервных администраторов, на лицах которых расцветали улыбки как только они проходили мимо важных гостей, штопанные костюмы, декорации в худших традициях минимализма...Нет, серьезно, только взгляните на этот идиотский задник с панорамой Невы! Они что, рисовали его за пять минут до начала оперы?

Рауль подавил негодование и приготовился к неизбежному. То-есть, к утреннику. В любом учреждении, будь то приют или дом престарелых, администрация считала своим долгом порадовать споносоров концертом. Конечно, никому и в голову не приходило, что спонсорам это мероприятие нужно как морской свинке акваланг. Конечно, никто и не задумывался, что спонсоры, быть может, не любят песню про белогривых лошадок, а предпочитают Битлз... Но при мысли о Yellow submarine, исполненной творческим коллективом колонии номер 6 для малолетних правонарушителей, у Рауля скисли остатки настроения.

На сцену вышел Евгений и запел про то, как плохо ему жить на свете, а тут еще дядюшка так его одолжил. Рауль не припоминал, чтобы на момент действия Онегин разменял пятый десяток, и поглядел в программку. Партию Онегина пел некто Убальдишвили, заслуженный артист калиновского театра народной самодеятельности. Что ж, это многое объясняло, включая и тот факт, что Онегин умудрился дважды наступить на фалду своего фрака. Занятно.

Опера (нет, утренник, все же утренник!) тянулась своим чередом. Наконец появилась Татьяна. Она внесла приятное разнообразие хотя бы тем, что была моложе остальных исполнителей. Причем моложе своей младшей сестры Ольги лет эдак на 20. На Татьяне было простое белое платье, обнажавшее ее чуть угловатые плечи, а волосы она собрала в высокий пучок. Непослушные локоны выбились из строгой прически, и Татьяна плавным жестом откидывала их назад, не отрывая внимательного взгляда от зрительного зала. Рауль же не отводил глаз от нее. В его голову вдруг закралась совершенно идиотская мысль. Ему показалось, что эта девушка, с ее горделивой осанкой, с изящными движенями рук, в белой тунике походила на греческую статую. Ну может быть, слегка недокормленную. Рауль мысленно влепил себе подзатыльник за такую сентиментальщину. Что ж, госпожа Ларина, посмотрим как вы поете.

Но и голос у нее был удивительно милым, и она затмевала всю труппу, кажется, не прилагая никаких усилий. Зрители переслали ерзать в жестких креслах. Многие начали жалеть о том, что в этот вечер съэкономили на цветах. Кто-то даже зааплодировал совсем не к месту. Дружественная атмосфера царила до тех пор, пока Татьяна не добралась до своей знаменитой арии с письмом. Тут-то все и переменилось.

Комкая письмо в руках, Татьяна подошла к самому краю сцены, ее губы затрепетали и ее голос обрушился на зрительный зал разноцветным водопадом, прокатился как волна, сметая все на своем пути. На мгновение каждому из зрителей показалось, что певица обращается именно к нему, что она нащупала в его душе то, что он скрывал столько лет, скрывал от людей и от самого себя. Но ее голос, такой сильный, такой волшебный, разрушил хитиновые покровы – из невыплаканных слез, непрощенных обид, и неисполненных обещаний – и очистил душу каждого. Навсегда. Ну или хотя бы на время арии.

Рауль помотал головой чтобы стряхнуть чары колдуньи в белом платьи. Он огляделся по сторонам – зрители застыли, у многих в глазах стояли слезы. Вторая Официальная Любовница тихо всхлипывала, размазывая зеленую тушь. Она вдруг вспомнила письма, которые посылала своему парню в Афганистан и которые потом вернулись к ней нераспечатанными, все до одного. Шаньин, конечно, ничего не знал об этом обстоятельстве и лишь досадливо поморщился.

Ария закончилась, и по сцене заскакали резвые селянки, задорно помахивая косами (“Нет, серьезно, у них там был конвеер – одна тырила ягоды, передавала другой, а потом они перебрасывали ягоды через забор, где уже сидел кто-нибудь с ведром.”) Зрители обменивались натянутыми улыбками, силясь скрыть смущение от того необъяснимого, что произошло с ними пару минут назад. А Рауль пробежался глазами по програмке. “В роли Татьяны – К. Метелкина, 17 лет, воспитанница калиновской музыкальной школы-интерната им. Глюка .“ Странно, сведения о певице были аккуратно наклеяны на программку. Похоже, замена произошла в последний момент, а до этого партию Татьяны пела другая солистка. Впрочем, это неважно. Гораздо важнее было то, что Рауль уже где-то слышал эту фамилию. Он попытался припомнить, где именно он мог встречать девушку, с которой они были явно не одного поля ягоды... Ах, да! Но это было так давно – Крым, отпечатки босых ног на песке, пляжные тапочки, унесенные волной, он сам бежит, разбрызгивая соленую воду, и приносит их девочке....

.... которую звали Кристина. Теперь обрывки воспоминаний выстроились в четкую картину. Кристина Метелкина в то лето отдыхала в санатории с отцом, скрипачом в какой-то консерватории. Он мог часами беседовать о Лунной сонате и понятия не имел, сколько стоил килограмм говядины на базаре. В те золотые дни Кристина была маленькой худышкой, с огромными синими глазищами и вечно растрепанными волосами, которые курчавились от близости к морю. Как же сильно она изменилась! И откуда взялся этот голос, звучащий так неуместно в стенах обшарпанного актового зала?

“Эврика!” - здруг подумал юноша и от радости даже присвистнул. Ну конечно, нечего ей прозябать в на этой целине, с ее голосом, с ее потенциалом! Нет, она сможет сделать карьеру на большой эстраде, она затмит всех поп-звезд (что, в принципе, без труда сделает любой певец, обладающий хотя бы шестой частью ее таланта). Ее голос будет звучать на всех телеканалах, в концертных залах, на стадионах, в каждой маршрутке... мда. Вобщем, Кристин станет знаменитостью. Правда, звезде не обойтись без продюсера, но и здесь ей невероятно повезло! Как сказали бы англичане, она родилась с серебренной ложкой во рту, хотя в случае с Кристин, это был скорее серебрянный половник. Он сам, Рауль Шаньин, станет ее продюсером, откроет миру новую звезду!

Рауль судорожно втянул воздух и досчитал до десяти на всех известных ему языках. Спокойствие, только спокойствие. Но как можно оставаться спокойным, когда удача сама плывет в руки?! Отец неоднократно намекал, что сыну уготовлена карьеры в шоу-бизнесе, на что Рауль обычно кривился. Его не прельщала перспектива раскручивать длинноногих девиц с голосом, по мелодичности своей сравнимым разве что с завыванеим бормашины. Кристина же была настоящим самородком! Продюсировать ее будет одно удовольствие. Наверняка она даже не подозревает о существовании бутиков, спа-салонов и кредитных карточек. Он даст этой талантливой провинциалочке путевку в жизнь, а она... она наверняка будет ему благодарна. Юный Шаньин недавно прочел книгу с заманчивым названием “Муки и радости тантрического секса” и мог навскидку называть по крайней мере 27 способов, какими женщина может быть благодарна.

Теперь оставалось лишь дождаться занавеса и поговорить с Кристиной, после чего можно будет собирать чемоданы.

О том, что Кристина может ему отказать, Рауль не задумался ни разу. Потому что старина Маркс, как ни крути, был прав. Бытие действительно определяет сознание.
Subscribe

  • Лев и ягненок

    Когда-то я писала про викторианскую развлекуху со зверюшками "счастливое семейство", а вот еще одна своеобразная забава, которую…

  • Виктория и дети

    Как не удивительно, чадолюбие королевы Виктории вызывало смешанную реакцию в обществе. С одной стороны, подданные королевы и сами могли похвастаться…

  • (no subject)

    Ответ на загадку из предыдущего поста - почти все выбрали чугун или алюминий, что вполне объяснимо, учитывая любовь Альберта к тогдашнему хайтеку. Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments