b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Category:

Как искоренить порок и испортить соседу выходной

Продолжение развернутого комментария к «Жемчугу проклятых». Давайте поговорим о том, как можно с елейной улыбочкой испортить соседу выходной день. Ибо нефиг. И вообще.

В прошлый раз я упоминала задачи славного Общества по искоренению пороков, которое веселилось в Англии лет эдак 80 — сначала громче, потом уже втихую. Пороки, которое искореняло ОИП, были следующими:
1. Нарушение запрета на работу и развлечение в воскресенье (т. е. нарушение четвертой заповеди)
2. Распространение непристойных текстов и изображений. Обвешивание при торговле.
3. Содержание борделей, игорных и питейных заведений, нарушающих общественный порядок. Нелегальная лотерея. Жестокость по отношению к животным.

Если от первого пункта у вас глаза полезли на лоб, то вы не одиноки — многие современники ОИП реагировали точно также. Это ж как так: пашешь, как проклятый, шесть дней в неделю, а в воскресенье ни на рынок не сходить, ни в кегельбан? А что ж тогда делать рабочему человеку? Ответ «посетить церковь, почитать детям Библию, чинно прогуляться всей семьей по улице, не сворачивая в парк» многих не устраивал.

Карикатура из "Панча". Развлечения в воскресенье - такие, какими их хотели бы видеть святоши.


Если для рабочих воскресенье было единственной отдушиной за всю неделю, то аристократы вообще не вели счет дням и, не задумываясь, кутили и в воскресенье. Это, конечно, означало, что тем самым они заставляют работать горничных, лакеев и кучеров, хотя в заповеди сказано недвусмысленно «чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, как и ты». Но до четвертой заповеди дело было лишь людям религиозным.

Однако проблема заключалась в том, что номинально правда была на стороне ОИП. В начале 19 века английские законы действительно запрещали торговлю по воскресеньям. А кроме того - разнузданные танцы, азартные игры, непосещение церкви и еще много чего. Правда, написаны эти законы были во времена пуритан или того раньше. Никто не удосужился их отменить просто потому, что все про них благополучно забыли. Все, кроме самых отчаянных крючкотворов. Но те смахнули паутину с пожелтевших страниц и аккуратно перепечатали старинные статуты в пособие для констеблей. А то вдруг те не знают, кого тащить к судье?

Надо отметить, что карательной власти у ОИП не было никакой: оно не являлось рупором церкви и правительственной организацией, его члены не могли самолично судить и штрафовать. Тем не менее, они обладали как финансовыми, так и моральными ресурсами, чтобы довести любое нарушение до суда.

На суде обычно выяснялось, что у стародавних законов есть и обратная сторона: штрафы, казавшиеся неподъемными по меркам 17 века, в начале 19 были скорее досадной мелочью. Проштрафившимся мясникам и цирюльникам, открывавшим свои заведения в воскресенье, приходилось уплатить всего-то несколько шиллингов. В то же время, судебные разбирательства могли попортить немало нервов. Да и вообще, тошно честному человеку раз за разом таскаться к судье, будто воришке какому. Пинту крови из своих жертв ОИП выпивало с удовольствием. По его данным, 92% дел о торговле по воскресеньям заканчивались обвинительным приговором.

Еще одна карикатура из "Панча". Ревнители морали проповедуют ребятишкам из небогатых семей, а вот учить жизни лордов не смеют.


Далеко не все судьи с радостью назначали штрафы. Самые упертые отмахивались от наскоков ОИП. К примеру, в 1808 году лондонский олдермен (член городского совета) оправдал цирюльника, похвалив его за то, что он хотя бы раз в неделю дает работягам возможность побриться. Оправдал он и кабатчика, который впустил пастухов, гнавших коров на рынок, что открывается в понедельник утром. Разве может христианин не накормить голодных? Увы, не все судьи были настолько принципиальны.

Увы, дальше будет только хуже. Члены ОИП придерживались взглядов «саббатарианцев» - т. е. тех, кто выступал против работы, торговли и развлечений по воскресеньем. А влияние саббатарианцев в 19 веке только крепло. Кстати, поклонники романа Мишеля Фейбера «Багровый лепесток и белый» наверняка помнят набожного Генри, который погибает довольно специфической смертью. Так вот, Генри как раз саббатарианец, хотя и не очень воинственный:

«Для Генри День отдохновения есть нечто гораздо более значительное, чем просто искус послушания. Подобно столь многим законам Господним, установления этого дня кажутся суровыми и деспотичными, на деле же они добры и мудры, как материнское попечение. (…) Лихорадочный темп современной жизни не оставляет нам ни минуты покоя и, лишь исполняя Четвертую заповедь, попадаем мы в благословенные объятия тишины.

В дни будние Генри все еще остается человеком непоседливым. Он рубит хворост на меньшие, чем требуется, кусочки; посещает улицу миссис Фокс в Бейсуотере — на случай, если она выйдет из дома как раз в тот миг, когда он будет следовать мимо, а затем продолжает прогулку до Гайд-парка и дальше; ему ничего не стоит пешком добраться, без всякой на то нужды, до самого кладбища Кенсал-Грин. Однако по воскресеньям он читает Библию и желает, чтобы все, мужчины и женщины, делали то же самое.»


Жизнь саббатарианцев была тяжела. Куда ни взгляни, повсюду их окружала мерзость. Воскресные газеты. Поезда, нагло стучащие по шпалам в Божий день. Открытые музеи, магазины и театры. Кабаки, наконец! Но саббатарианцы были господами деятельными. Они не только поднимали очи горе, но и забрасывали парламент петициями. Запретить, все запретить! А поскольку евангеликов было много и влиянием они обладали немалым, с их мнением приходилось считаться.

Так, их стараниями по воскресеньям перестал принимать посетителей Хрустальный дворец. Когда стало ясно, что вместо посещения Хрустального дворца лондонцы повадились слушать военные оркестры в парках, саббатарианцы вновь закусили удила. Под их давлением премьер Палмерстон вынужден был прикрыть и эту лавочку. В свою очередь, уступки премьера взбесили королеву Викторию, которая заявила, что «не может в достаточной мере выразить свое сожаление по поводу непостижимой слепоты и ложной набожности так называемых «евангелистских святых»».

Впрочем, королеву никто и не принуждал отказываться от оркестра по воскресеньям. Этого не допустил бы принц Альберт. При всей своей чопорности он любил послушать музыку и побегать с собаками в Божий день, и Виктория с удовольствие переняла его привычки.

Королева: "Получается, милорд, и мне придется отказаться от оркестра по воскресеньям".
Архиепископ Кентерберриский: "Ну что вы, ваше величество, это со-о-овсем другое дело!"


Позакрывав музеи, картинные галереи и парки, саббатарианцы устремили свои взоры на кабаки — давно пора! Пиво по воскресеньям можно было отпускать всегда, за исключением того времени, когда проводились церковные службы. Пиво — это во все времена святое, так что запрет на торговлю по воскресеньям на него не распространялся. Но в 1854 году парламент ограничил продажу спиртного по воскресеньям до 6 часов в день. Этого работягам, естественно, показалось недостаточно (за 6 часов качественно не напьешься). Но когда год спустя правительство предложило народу вообще не пить по воскресеньям, разозленные лондонцы устроили уличные беспорядки. Проходили беспорядки с таким размахом, что парламент тут же добавил два с половиной часа питья по воскресеньям. Саббатарианцы были разочарованы.


И еще две карикатуры из "Панча", показывающие классовое расслоение. Суть их в том, что лорду в клубе чарку поднесут хоть в воскресенье, хоть когда. А вот бедной рабочей семье придется пить из фонтана. Она останется без пива! Аааа! Даже малютка - и без пива! О, времена.





Карикатуры с victorianweb.org, библиографию приведу в третьем и завершающем посте. Мы ж еще про порнуху не поговорили :)
Tags: cruel and usual, family values, georgian england, regency, victorian
Subscribe

  • Лев и ягненок

    Когда-то я писала про викторианскую развлекуху со зверюшками "счастливое семейство", а вот еще одна своеобразная забава, которую…

  • Виктория и дети

    Как не удивительно, чадолюбие королевы Виктории вызывало смешанную реакцию в обществе. С одной стороны, подданные королевы и сами могли похвастаться…

  • (no subject)

    Ответ на загадку из предыдущего поста - почти все выбрали чугун или алюминий, что вполне объяснимо, учитывая любовь Альберта к тогдашнему хайтеку. Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Лев и ягненок

    Когда-то я писала про викторианскую развлекуху со зверюшками "счастливое семейство", а вот еще одна своеобразная забава, которую…

  • Виктория и дети

    Как не удивительно, чадолюбие королевы Виктории вызывало смешанную реакцию в обществе. С одной стороны, подданные королевы и сами могли похвастаться…

  • (no subject)

    Ответ на загадку из предыдущего поста - почти все выбрали чугун или алюминий, что вполне объяснимо, учитывая любовь Альберта к тогдашнему хайтеку. Но…