b_a_n_s_h_e_e (b_a_n_s_h_e_e) wrote,
b_a_n_s_h_e_e
b_a_n_s_h_e_e

Categories:
Вот что получается, если писать проду с температурой. Ну да ладно, пусть будет как будет.

Сцена была густо присыпана пшеницей. Если бы директора догадались полить ее из шланга, то, возможно, в актовом зале заколосились бы злаки, и школа-интернат им. Глюка перешла бы на зерновое самообеспечение. Эта практичная мысль, разумеется, не пришла им в голову, ибо сейчас их гораздо больше занимала проблема под названием “последний полет завхоза Ведеркина.” Удавленник лежал лицом вниз, нежно обнимая мешок с зерном, словно уже прикидывал, на сколько чекушек сможет его обменять. Это было такое трогательное зрелище, что можно было тронуться умом. “Прямо как живой”, подумал директор Андреев и смахнул слезу.

- Подлый убийца! - его потрясенный шопот утонул в криках перепуганных зрителей. - Просто так отнять невинную жизнь...

- Причем в конце года! - вмешал его рассвирепевший коллега. - Безобразие! Я еще понимаю, если бы этот маньяк сначала заставил завхоза провести инвентаризацию, а потом уже... Теперь поди разбери, что где у нас валяется! Мерзавец! А расходы на похороны я у него из зарплаты вычту...эммм... которую я вообще-то не собирался ему платить.

- Можно спросить, почему вы решили, что это дело рук Призрака? Основания, собственно, какие? - голос преподавательницы балета был ровен и холоден, словно только что отполированный каток. Женщина невозмутимо прошлась вокруг несчастного тела, стараясь не подскользнуться на зерне, и встала рядом с директорами. Ни одно событие, похоже, было не в состоянии покачнуть ее душевный баланс. Даже если бы мир вокруг начал рушиться, он с интересом наблюдала бы за эсхатологическим процессом, время от времени поглядывая на часы, дабы не проморгать репетицию.

- Да ну вас, Антонина Васильевна! Мы ведь своими глазами видели, как этот инфернальный иждивенец нарисовался в зале и устроил небольшую презентацию по земноводным. - забывшись, директор блаженно улыбнулся, но тут же скорбно скрибил губы. - Должно быть, в это время наш доблестный завхоз – да будет ему зерно пухом – прокрался на леса с веревкой, чтобы связать рэкетира. Призрак, разумеется, заметил это маневр, вскрикнул “О Черт!” и понесся душить Ведеркина. Что еще вам не понятно? Может, вам это еще в лицах изобразить?!

- Во-первых, Ведеркин даже ленивца не смог бы связать, из-за тремора в руках. - все так же спокойно ответила Жири. - А во-творых, ну мало ли почему люди срываются с места и, чертыхаясь, несутся куда-то сломя голову... Может быть, наш Призрак чайник на плите забыл.

- Вот не надо этого, Антонина Васильевна, хватит тут разводить апологетику! Призрак его придушил, это как пить дать! Да поглядите, он даже записку оставил, - Фирмович подошел к телу, скользя по рассыпаному зерну как лосенок по льду, и осторожно, двумя пальцами, отцепил клочок бумаги, приколотый к спине завхоза...


Рауль побежал против течения, пару раз получив локтями под ребра и каблуком по щиколотке, пока наконец не достиг сцены, где дрожала Кристина, которую, впрочем уже оттеснили от эпицентра действия. Девушка походила на старинную фотографию – из под черных подтеков сажи, которыми было размалевано ее лицо, просвечивала абсолютная белизна. Увидив Рауля, девушка метнулась ему навстречу, крича,

- Пойдем отсюда, скорее! Бежим!

- Куда? - растерялся Рауль, но девушка уже крепко схватила его за руку и поволокла из зала.

-На крышу! Там они меня точно не найдут!

И они понелись прочь от гомона толпы, прочь от визгов и истерических всхлипываний, побежали по темным коридорам, по бесконечной скрипучей лестнице, ходить по которой было так же безопасно, как вальсировать на зыбучих песках, пока не взобрались на чердак, где и находился лаз на крышу. Люк был, разумеется, не заперт. Когда-то во время оно на нем висел огромный замок, но после того, как юные взломщики наловчились открывать его с помощью циркуля и столовой ложки, дирекция распорядилась замок убрать. Воспитанники мигом утратили к люку всякий интерес и принялись за долгосрочный проект – подкоп под овощехранилище.

Метелкина решительно толкнула люк и поманила Рауля за собой. Стараясь не запачкать ржавчиной новенький костюм, юноша прошмыгнул в люк, очутившись на крыше, которая напоминала место техногенной катастрофы. Для полной достоверности не хватало разве что парочки гигантских грибов, мерцающих в темноте мутно-зеленым светом, но зато прочих элементов было в избытке. Однажды здесь затеяли ремонт. Строителям так понравилось чинить крышу, что они постарались растянуть это наслаждение как можно дольше. Правда, ремонт был для них чем-то вроде хобби, ибо они появлялись на крыше раз в неделю, наносили пару мазков, обсуждали достигнутый результат, а потом профессионально, со знанием дела, предавались праздности – играли в городки с кирпичами или устравивали конкурс, кто метче всех попадет пустой бутылкой в мусорный ящик. Ремонт в калиновском интернате будет длиться вплоть до последних дней, и даже когда на крышу прискачут Четыре Всадника Апокалипсиса, каждому из них вручат по мастерку и покажут где шпаклевать.

Рауль продрался через бурелом арматуры, чуть было не наступил в ведро с каким-то маслянистым веществом, пнул мешок, из которого в воздух взилось облачко колючей пыли, и наконец подошел к Кристине. Девушка стояла на краю крыши и упоенно грызла ногти, словно загодя вымочила их в валерьянке.

- Крис... ты сильно перепугалсь? - осторожно спросил он, дабы не нанести хрупкой девичьей психике новую травму. А то ведь можно нарваться на ее “вторую половину,” которая, будучи существом неземным, может пригласить Рауля полетать. С крыши. Без парашюта.

- Перепугалась, конечно! У меня вот до сих пор колени дрожат! Представь себя на моем месте - тебе бы хотелось петь Яровую, а? Это карьерный тупик! К тому же, я даже слов не знаю! Ну нет, не буду я петь эту партию даже если меня повесят наискосок от завхоза. Кто дал им право так со мной обращаться? И кто дал право ему...

- Кому, Крис?

- Ну... ну ему, - девушка заколебалась, нервно оглядываясь по сторонам. - Ну Ангелу Музыки!

-Так, - сказал Рауль, изобразив дружелюбную улыбку профессионала. Причем постарался изо всех сил, чтобы это не была улыбка санитара, завязываюшего на вас смирительную рубашку, а скорее улыбка психоаналитика, который предвкушает солидный чек. - Я давно хотел поговорить с тобой об этом и сейчас нам предоставилась чудесная возможность! Расскажи мне все, Крис, и ради Бога не стесняйся. Такой диагноз – это еще не приговор.

- Ты о чем?

- Я не знаю, какой диагноз у тебя прописан в медицинской карточке, но на самом деле это лечится! Главное чтобы твои голоса не советовали ничего криминального, например, кого-нибудь убить или бегать по коридорам нагишом, распевая гимн СССР, а записки писать – это так, пустяки! Это лечится...

- Так ты решил что я все выдумала, да?! - крикнула Кристина, но налетевший ветер швырнул слова ей в лицо, вместе с прядью волос. Оплевываясь, она пригладила волосы и сверкнула глазами. - Думаешь, что у меня в голове сладкая вата вместо мозгов? Ну нет! Ангел Музыки существует, Рауль. И сегодня ты имел честь с ним познакомится. Во время оперы.

Спонсор судорожно вздохнул. Тот незнакомец в маске – сначала Шаньин посчитал его частью сценария, и так полного самых залихватских символов, а потом – приятелем Карлыгаш, которому из обычной ссоры понадобилось сделать общественное мероприятие. Выходит, что он и есть Ангел Музыки Кристины Метелкиной? Господи, да кем же нужно быть, чтобы у тебя был ТАКОЙ ангел-хранитель?! Что нужно натворить, чтобы тебе послали вот такого – черного, с маской, без намека хотя бы на рудиментарные крылья? ... Тьфу, бред сплошной!

- К-кристина, а он кто вообще? Только не надо перечислять мне девять чинов ангельских, мы не на выпускных экзаменах в семинарии.

- Его зовут Эрик, он работает Призраком Интерната. По совместительству. На пол-ставки - сказала Кристина, отбиваясь от ветра, который тянул ее за волосы словно трехлетний ребенок, решивший поиграть в парикмахера. - Он живет под землей.

- Как хоббит, что ли?

- Не совсем, но идею ты уловил. Его дом находится под этим зданием, возле подземного озера, и он пригласил меня туда после премьеры “Онегина”. Помнишь, потом Карлыгаш еще заставила меня почистить два центнера картошки? Эрик был очень милым тогда, и его голос... Но вот сейчас - как он мог так со мной обращаться?! Как он мог вот так, ни в грош не ставя мои чувства, рапорядится насчет роли Яровой! Он меня спросил, хочу ли я играть эту роль? Нет, ему ведь лучше знать! “Кристине Метелкиной не помешает главная роль”! Ха! Он обращается со мной как с маленькой девчонкой, Рауль, но неужели он не понимает...

“Чтобы помочь справится с его страданием, я должна быть взрослой. Иначе эта ноша раздавит меня. Нас обоих раздавит.” - мысленно закончила Кристина, прижимая ладони к разгоряченным щекам.

- Ты огорчена, - ответил Рауль, применяя технику отзеркаливания.

- Еще как. Мне надоело, что всем вокруг лучше знать, что мне нужно, и все спешат меня облагодетельствовать. Я хочу принимать решения сама.

- И ты имеешь право на свои чувства! Действительно, ты и только ты должна распоряжаться своей судьбой. Кстати, представь как ты всех обломишь, если... уедешь со мной в Москву. - Рауль решил не упускать момента, - Нет, решать тебе, но представь только, какие перед тобой откроются горизонты.

Слова молодого спонсора звучали заманчиво. 99,99 % воспитанниц интерната скорее всего немедленно побежали бы паковать свое нехитрое имущество, крепко ухватив Шаньина за шиворот, чтобы не вздумал улизнуть, но Метелкина оказалась противными долями процента. Он одарила друга детства недоуменым взглядом.

- В Москву, Рауль? Но... в качестве кого?

Нужно было что-то решать, причем срочно. Кристина оказалась крепким орешком, после знакомства с которым нужно было заказывать зубные протезы, а тут еще ее ангел с замашками маньяка. Но нельзя же оставить такой талант прозябать в захолустье... без дивидендов! Стоило рискнуть. Ведь Шаньин-старший часто повторял, что в бизнесе самый дерзкий срывает крупный куш (или же оказывается банкротом и меняет квартиру на крупногабаритный мусорный ящик). Нет, без риска все равно не обойтись. Но возможно это не такой уж и риск, возможно родитель даже прочувствованно потреплет его по плечу, особенно если Рауль сумеет составить грамотный брачный контракт.

Конечно, все будет отлично. Такого рода отношения часто встречаются между продюсерами и их протеже и идут на пользу обоим сторонам. А к тому моменту, когда они в конце концов разбегутся, Кристина уже будет известной певицей с виллой во Флориде, он сам – маститым продюсером, и все будут довольны. Ну это ли не счастье?

- В качестве невесты. Выходи за меня замуж, Крис. Тогда и с пропиской заморачиваться не придется.

Девушка пошатнулась, чуть было не рухнув с крыши, но со сноровкой балерины отскочила в сторону. Она поглядела на Рауля так, словно увидела его впервые, словно он только что воплотился из сгустка эктоплазмы.

- Рауль, но... но почему ты сразу не сказал, что любишь меня?

- Эмм... у меня всю память отшибло от... от одного вида твоей красоты, - ответил юноша. Что ж, если Кристине угодно играть в такие игры, ему не остается другого выхода кроме как ей подыграть.

Некоторое время Метелкина молчала, вслушиваясь в голос ветра, который стонал как-то особенно печально, со всхлипами. Неужели ветер разболтает всем о ее поступке, о том как она струсила, и предала своего Ангела, и разрушила свою сказку? Как испугалась его тайны, так и не приоткрыв ее? А впрочем, пусть болтает! Ей все равно. Пусть все знают, пусть “Калиновка Ньюс” напишет об этом передовицу, пусть ее портрет поместят на стенд “Их стыдится вся школа,” это уже не имеет никакого значения. Ей все равно! Призраку нужна другая женщина, сильная, отважная и красивая, настоящая героиня, а не перепуганная девчонка, которая дрожит как грязь при виде веника.

Кристине захотелось разрыдаться, но слезы колючими льдинками застали у нее в глазах. Теперь все кончено. Остается только подписать акт о капитуляции.

- Ну давай, Рауль, - наконец скомандовала он. - Я уже замерзла.

- Что давать-то? - удивленно вытаращился Шаньин.

- Или я чего-то недопонимаю в этой жизни, или ты должен встать на одно колено и просить моей руки и сердца. Давай вставай на колени, пока у меня насморк не начался.

- Так я ж уже вроде ... того, - промямлил несчастный любовник, с отвращением оглядывая пол, то-есть потолок. Грязь здесь была просто доисторическая. Казалось, на крыше играли в догонялки два танка – бугры и лужи из опилок и бетонной крошки, сдобренной недавним снежком, являли неаппетитное зрелище. Любовь требует жертв, но ползать по крыше по колено в грязи – это слишком уж негигиеничная жертва. О такой в романах не пишут.

- А может в вестибюль спустимся, там хоть пол почище? - с надеждой спросил Шаньин, но заметив, что романтически настроенная мучительница собралась уходить, бухнулся на колени, мысленно приплюсовав к расходам счет из прачечной. Ветер застонал как-то особенно тоскливо и, как показалось юноше, даже произнес парочку оскорбительных слов.

- Кристина, пожалуйста стань моей невестой... ну там, в богатсве и в бедности - тьфутьфутьфу, чтоб не не сглазить - в здоровье и в болезни...

- Хорошо, Рауль, считай что мы помолвлены. - улыбнулась Кристина, помогая жениху подняться с колен и отряхнуть грязь. - А за кольцом придется в Воронеж съездить, а то у нас ювелирных магазинов не наблюдается.

- За... кольцом?

- За кольцом. Для помолвки.

Рауль Шаньин закрыл глаза. С каждой минутой семейная жизнь нравилась ему все меньше и меньше.


... - “Пра-щай, жы-стокая жы-знь,” - по слогам прочитала Антонина Васильевна, жмурясь от удовольствия, будто в каждом слоге заключалась ложка варенья.

- Это еще ничего не доказывает! Наверняка, Призрак просто написал записку, чтобы выдать этот инцидент за самоубийство...

- Которым он, увы, и является. - Жири посмотрела на рассвирипевшего Фирмовича на на первоклашку, которая обменяла балетки на плитку шоколада. - Не нужно быть семи пядей во лбу, чтоб это понять. И если вы дадите мне договорить, то я проясню ситуацию. Видите ли, от Ведеркина ушла жена...

-О, тогда все понятно! - сочувственно кивнул головой жалостливый Андреев.

- ... ушла полгода назад, а вчера вернулась. Поэтому он весь день себе места не находил. Он ведь считает, что жена шпионит за ним по приказу организации из Андромеды – или из Больших Псов, точно не припомню – и передает секретные шифровки каждый раз когда выносит мусор. И теперь она вернулась чтобы вживить ему чип....

- Все равно я вам не верю, - уперся Фирмович, наблюдая как Жири расшатывает его стройную и гораздо более интересную теорию. - Это сделал Призрак!

- Гнусный убийца! - сказал Андреев, наклоняясь чтобы перевернуть труп и, завопив, тут же отскочил назад.

Труп сладко потянулся, зевнул, обдавая сцену перегаром, и перевернулся на бок, подложив под голову мешок. Звучный храп завхоза зарокотал по опустевшему залу.

- То-есть, гнусный вымогатель, - отдал долг справедливости Андреев, прежде чем упасть в обморок, к счастью, не на готовую к поливу сцену, а на руки мадам Жири.

- Черррт, как нехорошо получилось, - пробормотал его партнер, вынимая из нагрудного кармана рубашки карвалол. - Надо было хоть пульс ему смерить для проформы.

Преподавательница балета чуть улыбнулась. Для нее стали очевидны две вещи – во-первых, стоило наведаться в парикмахерскую, потому что после сегодняшних приключений у нее наверняка появилось на порядок больше седых волос, а во-вторых – она больше не будет ворчать на завхоза, чтобы тот помыл шею. Толстый панцирь грязи, скопившийся на ней, только что спас ему жизнь. Но позвольте, как поведение Призрака вписывается в эту картину? Он понесся на леса, после чего подрался с Ведеркиным – грохот стоял до небес, ведь не в домино же они там играли! - а потом завхоз воспарил над сценой. Неужели Призрак кинулся чтобы помочь завхозу самоубиться? Или чтобы помочь ему? Помочь ... Мадам Жири вздрогнула и чуть не уронила сомлевшего Андреева...... Ох, Эрик, Эрик! Стоял бы ты где стоял, по крайней мере, было бы алиби. Поди теперь докажи что Ведеркин решил повеситься, ведь когда у завхоза прояснится в голове, он наверняка найдет крайнего. А крайним у нас, как всегда, будет Призрак, крайнее его разве что Северный полюс. Директора и рады будут поддержать эту версию, поскольку она совпадает с их собственной.

Конечно, Призрак сделал такой экстарвагантный поступок не из человеколюбия, просто не хотел, чтобы выходка Ведеркина испортила Кристине вечер. Не хотел, чтобы девочка перепугалась... Антонина Васильевна вспомнила, как юная пассия Призрака улепетывала из зала, да не одна, в компании с Раулем Шаньиным, который давно уже засматривался на нее как кошка на консервы.... Ох Эрик, Эрик! Наломал же ты дров, на целую лесопилку хватит.
Subscribe

  • Иллюстрации к фику

    Ура, моя коллекция иллюстарций к вампирскому фику пополнилась еще одним очаровательным рисунком авторства [Unknown LJ tag] . Этакая семейная фотография…

  • Кроссоверный фанфик

    Все. То есть ВСЕ, полное и окончательное все. Я дописала эту бредятину и вообще зарекаюсь писать что-то кроме драбблов. А формат макси - ф топку.…

  • Кроссоверный фанфик

    Предпоследняя глава фика *мурлычит от удовольствия* Как и обещала, хеппиэнд просто тотальный, отберите у Сансет флаффометр. Осталось дописать еще…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Иллюстрации к фику

    Ура, моя коллекция иллюстарций к вампирскому фику пополнилась еще одним очаровательным рисунком авторства [Unknown LJ tag] . Этакая семейная фотография…

  • Кроссоверный фанфик

    Все. То есть ВСЕ, полное и окончательное все. Я дописала эту бредятину и вообще зарекаюсь писать что-то кроме драбблов. А формат макси - ф топку.…

  • Кроссоверный фанфик

    Предпоследняя глава фика *мурлычит от удовольствия* Как и обещала, хеппиэнд просто тотальный, отберите у Сансет флаффометр. Осталось дописать еще…